yostrov: (Autor)
Рассказ из сборника "Вася Aмериканец". Опубликовано тут.


Выходя из офиса Вася заметил новую охранницу: молодую темнокожую девушку с огромными глазами. Она доброжелательно отвечала на Васины приветствия и вскоре они познакомились. Девушку звали Майя.
yostrov: (Autor)
Посмотрел Господь на людей и решил, что слишком много злобы стало в мире, надо что-то с этим делать. Может еще один всемирный потоп? Так потом заново все строить... Может взорвать, как Содом и Гомору? Так какие города выбрать? Да и не поймут намека... Войну ядерную устроить? Так скорее всего все погибнут и как отличить злобных от добрых? И тогда Он каждому взрослому человеку послал Красную Кнопку.

Мы же знаем, что Господь всемогущ: что ему стоит создать несколько миллиардов маленьких черных коробочек с большими Красными Кнопками? И каждый человек понял, что как только он нажмет кнопку, злые люди исчезнут навсегда. Надо только решить, кто же они, враги человечества. Можно было загадать страну, народ, город, соседа... Главное условие: исчезнуть должны дети, родители, все родственники, ученики и последователи - что бы и оплакивать было некому. Поэтому начальника своего или соседа лучше не заказывать: вдруг он дальний родственник, а тещу мог загадать только самоубийца.
Нельзя было заказать Президента, но пощадить народ или всех военных, но не их детей. Такой вот референдум всенародный: мы же знаем, что добрых людей больше, чем злых. Времени на раздумья Господь отпустил не много: чтоб злодеи не поубивали своих врагов в качестве превентивной меры. Люди решили, что исчезнут те, за кого проголосует большинство, думали и спорили: кто же самый страшный враг и злодей. Никто не мог заставить заставить голосовать по-своему: тайна то была полная. Кто-то успел по-шантажировать соседей, кто-то просил прощения у людей, бежали в церковь замаливать грехи или спешили наделать новые.
И вот наступил момент истины: все, кто принял решение, нажали Красную Кнопку. И злодеи исчезли. Их было легко узнать: именно они нажали кнопки. Добрые люди Красную Кнопку не нажали. Ни дети, ни другие родственники злодеев не исчезли: в их памяти осталась страшная эпидемия, которая унесла множество жизней взрослых и пощадила детей. Много людей погибло во всех странах, так что никого обвинить было нельзя.
Посмотрел Господь и сказал: "Это хорошо получилось. Надо будет повторять регулярно."

Красная Кнопка
yostrov: (Default)
  9 мая Вася задержался после рабочего времени помочь сотруднику. Крис - коренной американец из Джорджии, около 55 лет, программист. Дело было вечером, делать было нечего (с) (ждали результатов процесса). Вася спросил Криса, знает ли он, что сегодня День Победы. Оказалось знает, назвал это Victory in Europe Day. Дальше то, что он знает о войне от своих родителей. Главной была тема взаимоотношений США и СССР (он использовал только название Россия).

Мать: Когда японцы напали на Перл Харбор, пошла работать на завод, выпускающий военные грузовики. Уволилась оттуда когда узнала, что на самом деле техника отправляется коммунистам, которые грозят уничтожить весь свободный мир. Пошла работать в госпиталь, где и познакомилась с будущим отцом Криса.

Отец: Служил на флоте, на авианосце, техником по обслуживанию самолетов. Очень ругал правительство за то, что у них не хватало запчастей, но самолеты отправляли в Россию, хотя русские отказывались открыть второй фронт. США послали войска в Европу на помощь России, а те не хотят нам помочь победить Японию. Говорил, что русские пожали плоды американской победы: США разбили Японию, а Россия захватила Китай и пол Кореи.

Тесть: Офицер Армии Крайовой, воевал против России в 1939, потом против Германии. В 1945 уехал во Францию. Рассказывал, как Россия вместе с Германией дружно напали на Польшу. Для него война закончилась в 1990, когда русские оккупационные войска вышли из Польши. Очень ругался на США, что они не стали воевать в 1945 году против России за освобождение Польши: "Хоть бы как в Корее, пол страны нам оставили. Даже немцы могли жить, а поляков предали".

Теща: Французская еврейка, была в немецкой оккупации, чудом спаслась. Ругает Америку за то, что долго не открывали второй фронт, не бомбили железные дороги в концлагеря, никак не помогали европейским евреям. Рада, что Франция не досталась России.
yostrov: (Evrey)
Небольшое еврейское местечко славилось на всю округу своими раввинами и религиозными людьми. К этому Седеру готовились особенно ответственно, ведь к ним должен был присоединиться известный Цадик. Праздник прошел на высоком уровне, все было кошерно и красиво.
Горожане спросили у Цадика:
- Кто же из нашего местечка самый праведный еврей, самый угодный Всевышнему?
- Ребе Мордехай. - Ответил Цадик.
- Мы такого не знаем...

Долго никто не мог понять, о ком же речь, но потом сообразили, что Цадик говорит о Мотле-пьянице, который жил на краю местечка, работал возчиком и редко ходил в синагогу. Всем миром пошли к нему домой. Дверь открыла жена.
- Мы можем поговорить с уважаемым ребе Мордехай?
- Нет, чем я могу помочь вам?
- Великий Цадик сказал, что вы наиболее богоугодным образом провели Седер. Расскажите нам, пожалуйста, что такого особенного ваш муж сделал?
- Ничего, даже за стол не садился, проспал всю ночь под забором.
- Как же так, Цадик не мог ошибиться! А другого Мордехая у нас в местечке нет... Ничего мы не понимаем, пойдемте все вместе к Цадику.
Разбудили Мотла, почистили его и позвали в синагогу. Вернулись евреи к Цадику и говорят:
- Как же так, Мотл не прочитал Пасхальную Хаггаду, не выполнил порядок Седер: как же он может быть образцом для нас?
- Ребе Мордехай, расскажи подробнее, как все было. - Попросил Цадик.
- Я торопился закончить работу, что бы успеть домой к Седеру и выпить четыре бокала вина, но вдруг вспомнил, что у меня в заначке спрятана бутылка пшеничной водки. Я не очень грамотный еврей, но знаю, что нельзя на время Песаха иметь в доме квасное. Может и надо было ее сжечь, но я, человек бедный и слабовольный, ее выпил. Сил зайти в дом уже не хватило, так и проспал всю ночь во дворе.
- Что тебе снилось?
- Cнилось мне, что вместе со всем народом Израиля я выхожу из Египта.
- Главный смысл праздника Песах в том, что евреи должны помнить, как Всевышний вывел их из Египта, из дома рабства. Тот, кто более полно сопереживает Исход, тот и больший праведник - Сказал Цадик.
***************
Эту притчу я слышал много лет назад, к сожалению, не помню имени главного героя - Цадика. Я не смог найти текст в интернете и записал так, как смог. Хочу извиниться за то, что лезу в высокие материи, недоступные моему пониманию. Если найдется более грамотное изложение этой притчи, с радостью опубликую вместо своего текста.
yostrov: (Autor)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] yostrov в Урок демократии
- Здравствуйте, дети! Хотя какие вы дети, выпускной класс уже, через неделю учебный год закончится и вы  взрослые. Тема сегодняшнего урока - демократия. Скажите, вам нравится народная власть?
- Да, на сегодняшний момент это лучший строй, все остальные еще хуже.
- Цитата почти правильная, молодцы. Так что, проведём эксперимент, поиграем в демократию?
- Давайте!
Read more... )

yostrov: (Uncle Sam)

Евреи

 Я много раз упоминал еврейское землячество, расскажу за него подробнее. Когда я пришел в часть, евреев было двое: Игорь Т. (зав.клубом) и Вадим Л. (дежурный по заводской конторе). Евреями также были замполит части майор Ветер и зав.складом Каганович.

 Потом пришли сержант Файн, горский еврей из Дагестана Миша Самандуев, бухарский еврей Халид. Миша стал зав. складом ГСМ, Халид - парикмахером. Последним появился Кацман - он сменил Вадима в конторе.

 Как устраивались Игорь и Вадим - не знаю. У Вадима была еще одна должность: писарь роты. И феноменальная память: он мог правильно назвать по имени любого солдата из роты. Для примера, теперешнего Президента Туркмении зовут Бердымухамедов Гурбангулы Мяликгулыевич. У нас были солдаты и с более заковыристыми именами. Сейчас Вадим в Израиле, общаемся на фейсбуке...

 Миша выглядел совсем не по-геройски, но пользовался уважением и полной поддержкой кавказцев. Как-то офицер из другой роты грубо толкнул Мишу в очереди перед столовой - офицеру пришлось сбежать, потом он просил меня устроить встречу с Мишей: чтобы извиниться. Я не знаю в чем был секрет, но Мишу все любили и все ему прощали.

Халид попал во вторую роту, сперва ему было тяжело, потом пришла посылка с инструментами. Режущие предметы, разумеется, перехватил дежурный по штабу и вызвал Халида к себе на разборку. Некоторое время Халид работал бетонщиком, а после работы стриг в штабе офицеров, потом его мастерство оценили и создали специальную должность парикмахера части. Авторитетом Халид не пользовался, душевую убирал сам, но получил неприкосновенность и свободу от работы на заводе.

-

 Я говорю только за открытых евреев, с чистыми документами. Была категория граждан, которые числились русскими (украинцами) но примазывались к нам. В основном - конторские работники и строевые сержанты. Крайняя степень - один одессит, который хотел пройти гиюр и свалить в Израиль.

 Майор Ветер заходил к нам на посиделки в клуб, но он был слегка подвинут на сексе и ни о чем другом говорить не мог. Двадцатилетним парням трудно было говорить за секс с 45-ти летним мужиком, но кое-чему он нас научил. Пару раз проводились практические занятия: в клуб приводили проститутку.

-

 Зав.складом Моисей Каганович приглядывался к нам издалека, пока не нашел подходящую жертву: Кецеле (Кацман). Я промышлял ремонтом телевизоров и у меня был постоянный пропуск в город, Кецеле стал ходить со мной помощником. Как-то Моисей попросил починить телевизор. На самом деле все было в порядке, мы просто настроили антенну, потом был торжественный ужин. Довольно быстро я понял, что Моисей "сватает" за Кецеле свою дочку, Эллочку, которая год назад закончила школу и ее никуда не могли пристроить - отпускать одну в институт в большой город родители боялись, а в военном городке делать ей совсем нечего. Вот и сидела бедная девушка под домашним арестом с единственной надеждой выйти замуж за солдата. Требования у родителей были такие: еврей из большого города, лучше из Москвы.

 Кецеле как раз таким и был. Как по-секрету рассказала Эллочка, моя кандидатура тоже рассматривалась, но Моисей решил, что я все равно не женюсь и со мной лучше не связываться. А вот за Кецеле взялись всерьез. Он тоже был не против, служба ему показалась медом. Несколько раз я провожал Эллочку ночью через лес после свиданий - Кецеле не мог уйти с дежурства. Даже пару раз целовались, но потом она сказала, что влюбилась по-настоящему. В порядке компенсации Эллочка меня познакомила с подругой, но что-то у нас не сложилось... Эллочка скоро забеременела, приехали родители Кецеле - сперва хотели устроить большой скандал, но потом все подружились.

Сейчас Кацманы живут в Израиле, у них четверо детей.



Женитьба

 Расскажу о том, как я женился. Познакомились мы со Светланой в сентябре 1986 года, в июне 1988 меня забрали в Армию. За полтора года мы пару раз сходили в кафе и в кино, несколько раз поцеловались и все. Десяток девушек обещали дождаться меня из Армии, я никому ничего не обещал! Кроме Ирины никто в гости не приезжал, регулярно писали несколько человек, но все быстро вышли замуж или признались, что уже не ждут.

 Со Светой мы регулярно переписывались, письма становились все откровеннее.  4 мая 1989 года у меня случилась беда: "поймал зайчика". Перед глазами взорвался выключатель, ничего серьезного. Врач, обслуживавший несколько десятков электро-сварщиков, к таким вещам был привычный, выписал какое-то лекарство и освободил от работы. Главной проблемой было то, что сильно кружилась голова и не было ясности мыслей.  5 мая у моей мамы день рождения. Я пошел в городок дать поздравительную телеграмму, заодно написал, что скоро к ним придет знакомиться моя невеста: чтоб приехать вместе с ними в гости.

В конце мая Света приехала вместе с моими родителями. Так получилось, что спали мы с ней в машине, ничего между нами не было, но проснулись от того, что вокруг машины стояла толпа солдат и хохотали.

Света стала приезжать в гости каждый месяц, с моими родителями или с друзьями. В октябре 1989 я поехал в отпуск в Харьков, на 10 суток. Познакомился с ее родителями. Потом Света еще приезжала в гости... В январе 1990 я написал письмо родителям Светы: попросил ее руки. Как-то так получилось, что предложения я не делал, согласия не спрашивал...

 На самом деле секса до свадьбы у нас не было, но я подошел к начальнику штаба части (майор Бубенцов) и сказал, что как честный человек обязан попросить второй отпуск: жениться. Бубенцов был единственным трезвым и серьезным офицером в батальоне. Не знаю, за какую провинность его держали на такой должности, но если бы не он, порядка не было бы вообще. Бубенцов спросил меня: "Ты же из интеллигентной семьи? У вас дома хорошая библиотека? Может найдутся лишние книги?" Я заверил, что обязательно найдутся!

 Женились мы 20 февраля, "Медовый месяц" продлился неделю. В аэропорту Киева меня задержал патруль. Я прогулял лишних два дня, одет был не по форме, из авоськи торчало несколько бутылок. Но я уверен, что остановили меня из-за стопки книг - они никак не вписывались в образ стройбатовца. Узнав, зачем я ездил в отпуск, меня отпустили. Отобрали водку и неуставной ремень, но на машине довезли до автобусной станции.

26 февраля я почти трезвый вышел на работу. 8 марта 1990 года был четверг, то есть длинные выходные. Света приехал в среду, все праздники мы просидели в Радомышле. В воскресенье в гостиницу пришли в увольнение солдаты из моей роты и рассказали, что в части очень большие перемены, чтобы готовился к неприятностям. Я планировал вернуться в понедельник вечером, ко своей ночной смене, но решил не рисковать и вернуться утром, до подъема. Позвонил Кецеле, попросил прислать "духа" с моей формой (я уехал в гражданской одежде) к дырке в заборе: автобус приезжал в 5 утра. Меня там встретили два незнакомых сержанта в стройбатовской форме и молча повели в часть.

---

Афганцы

Советские войска вывели из Афганистана 15 февраля 1989 года, но до Киева эти войска дошли только через год: 9 марта 1990 года. Не все войска, разумеется, а только 5 человек: капитан Ерофеев и четыре сержанта. Сержантов напоить так и не удалось, капитан тоже ничего о своем прошлом не рассказывал. Ерофеева сделали командиром моей третьей роты, обещали через год, если выдержит, сделать командиром части. Очевидно, его предупредили, что власть в роте держится на сержантах, поэтому он привез своих дембелей: на переходный период. Ерофеев был идейным коммунистом и в первый же день захотел познакомиться с комсоргом роты. Пару дней меня дружно прикрывали и солдаты, и офицеры, но потом сдали. Духа, который должен был принести мне форму, перехватили, меня посадили в задержку при КПП части. Я потом расскажу про Фрица, который это КПП охранял, вы мне напомните, пожалуйста!


Новый командир роты сам принес мне форму и банку бензина: заставил сжечь гражданку, сволочь. Я классные штаны у друга одолжил, было очень стыдно. Капитан Ерофеев долго со мной беседовал: сделал попытки запугать меня, но никаких угроз кроме "пойдешь на дембель последним" у него не было. За самоволку менее трех суток в дисбат не отправляли, больше я ничего не боялся. На пятницу у меня был официальный документ, остались непокрыты двое суток. Ерофеев и его сержанты легко могли меня избить, но это было не по-понятиям, так что пришлось ему искать другие пути. Через три дня, перед строем роты, капитан объявил мне пять суток ареста (гауптвахты). Сам он не имел право выносить столь суровый приговор, сделал это от имени командира части. Оказалось, что вечно находившийся в запое командир батальона подполковник Гроб тоже служил в Афгане и заранее дал Ерофееву полную власть. На объявление ареста я ответил по уставу "Есть пять суток" и вместе с половиной роты захохотал.

---

Шинель

 Посадить стройбатовца на губу было совсем непростым делом. Задержка при КПП служила для кратковременного содержания особо пьяных или обкурившихся воинов. Даже если бы Ерофеев приставил своих сержантов - для меня бы это был просто отдых.

Была полноценная тюрьма в гарнизоне, но стройбатовцев туда не брали ни в коем случае: боялись разложения коллектива и погромов. Как-то я провел там ночь, потом расскажу. Ближайшей гауптвахтой был штаб строительных войск в Чернигове. Посадить туда русского стоило мешок цемента, чеченца - машина кирпичей. Какова была цена за еврея никто не знал. Ерофеева грубо послали, когда  он начал учить уставу дежурившего там прапорщика. Кацман, подслушивавший разговор, передавал его очень весело. Тогда Ерофеев договорился за меня с каким-то бывшим сослуживцем в Киеве. Это уже было серьезно.

 Повез меня на губу тот самый старшина третьей роты, которого я не помню. Поехали на газике командира части, со всеми удобствами. Меня не взяли: одет был не по-форме, в  бушлате, а не в шинели. Зав.складом Каганович выдавать мне шинель отказался, не смотря на все давление: не положено по сроку службы и все тут. На самом деле это был элемент борьбы c нач.штаба майором Бубенцовым, который не хотел нового командира... Шинель нашел старшина четвертой роты Андрющенко - тоже бывший "афганец". Второй раз меня снова повез наш старшина на газике, но Ерофеев дал денег на бензин из своего кармана.

 Меня опять не взяли: пуговицы шинели были не пришиты, как положено по уставу, а зажаты сзади спичками. Бензина на обратную дорогу не хватало, ни у кого из нас троих денег не было. Мы заехали в гости к моему дяде (брату деда) занять денег. Заодно хорошо посидели и выпили, в часть вернулись заполночь - водитель потребовал несколько часов сна. Старшина сказал, что больше меня на губу не повезет. Даже Андрющенко отказался, самому Ерофееву это было делать совсем не по-понятиям. Каким способом он уговорил/заставил это сделать одного из лейтенантов первой роты - не знаю. Тот повез меня на личной машине, что особо подло - в мой день рождения, 14 апреля.

Этот день в СССР ознаменовывал смену сезона: в домах отключали батареи отопления, а в воинских частях снимали шинели. Лейтенант привел меня на КПП губы, дал сопроводительные бумаги и получил их обратно с той же пометкой, что и предыдущие два раза: "Одет не по форме: в шинели". Лейтенант стал спорить, что переход на летнюю форму делается по приказу командира части, а наш командир не приказывал - его послали. Лейтенант предложил просто снять с меня шинель - сказали, что уже поздно: на документе есть пометка.  Самое удивительное в том, что мне хватило сил удержаться от смеха.

 В последний раз Ерофеев махнул рукой на все приличия и повез меня сам (прихватив  старшину). Еще и договорился с киевским сослуживцем, что он нас встретит на КПП губы. Я был подстрижен и одет в новую форму. На этот раз отказали по политическим мотивам: через четыре дня были какие-то выборы, а на время выборов сажать было нельзя. Предложение  объявить мне новый арест на трое суток или забрать меня раньше встретили указанием вернуться в часть и переоформить документы. Первым хохотать стал водитель, потом старшина, тут уж и я не выдержал... Ерофеев остался в Киеве со своим сослуживцем, мы поехали в часть. Старшина пригласил меня к себе домой и мы хорошо посидели. Даже странно: почему я не запомнил его имя?


Собрание.

 Хочу рассказать о событии в моей жизни, которым я горжусь более всего. Прошло 25 лет, я был директором нескольких фирм, работал в крупнейших корпорациях, но никогда не был более горд своей скромной особой.

 Как я уже говорил, капитан Ерофеев был Настоящим Коммунистом. История с губой еще не закончилась, когда он решил исключить меня из комсомола и лишить должности секретаря. Согласно принципам демократического централизма, исключить из комсомола может только первичная организация - солдаты роты. По уставу ВЛКСМ, коммунисты тоже имели право голоса. Командир собрал всех солдат, сержантов и офицеров. Никогда еще не было 100% явки на комсомольское собрание. Первым пунктом было мое исключение Ерофеев выступил сам, потом выступил замполит: хороший мужик, но слабовольный алкоголик. Как-нибудь расскажу за его жену...

Поставили вопрос на голосование. За мое исключение были Ерофеев, замполит и три сержанта. Под грозным взглядом командира четвертый сержант тоже поднял руку: и чего они его так боялись?

Прежде чем спросить "кто против" Ерофеев произнес еще одну грозную речь, посулив солдатам роты всевозможные кары за непослушание. В казарме было около 120 человек, на самом деле комсомольцами были не все, но капитан этого не знал. Самые разные люди: кавказцы, украинцы, азиаты... По именам я знал всего пару десятков из них. Я никак не мог отомстить, никто меня не боялся, никакой подготовительной работы ни я, ни мои друзья не проводили: не слишком меня волновало членство в ВЛКСМ в 1990 году. До армии я работал в райкоме комсомола и не сомневался, что сделаю себе новый билет без проблем... Многие, особенно молодые солдаты, на самом деле боялись командира роты, могли получить неприятности. Но это были те "духи", которых я избавил от ночи "прописки", угощал сигаретами, всегда защищал от дедов... "Деды" - мой призыв. С некоторыми я враждовал, но меня уважали.

Ни один не проголосовал за мое ислючение. "Убил" Ерофеева командир моего взвода, коммунист лейтенант Гаврилов - он тоже голосовал против.

Замполит предложил голосовать за второй вопрос повестки: избрание нового секретаря комсомольской организации роты. Я избавил Ерофеева от второго позора: напомнил, что являюсь секретарем комитета комсомола части, а не роты.

Для большинства читателей, у которых хватает терпения выдержать это произведение, бесконечное повторение слова "комсомол" может вызвать недоумение. Но это же все еще был Очень Советский Союз...

---

Сержанты

Капитан Ерофеев сдался: пять суток ареста я отсидел в задержке при части, получив от этого массу удовольствия.

Если вы помните, фактическим командиром третьей роты был чеченец Аслан. На его должность поставили одного из сержантов-афганцев, трое других стали зам.ком.взводами. Аслан разработал комбинацию для нейтрализации сержантов, которые не поддались ни на угрозы, ни на посулы.

 Ерофееву доложили, что Аслан ушел в самоволку, стукач вызвался показать точное место куда. Капитан послал всех своих сержантов на задержание. Проводник честно привел их туда, где был Аслан: в общежитие техникума мясо-молочной промышленности. На следующий день Ерофеев забил тревогу: Аслан был на месте, "стукач" уехал в отпуск, а сержанты исчезли. В ответ он слышал только смех. Нет, он не обратился ко мне за помощью, он пошел сдаваться майору  Бубенцову, который приказал Аслану найти и привести сержантов. Сержанты отсидели по трое суток в нашей задержке. Ребята два года служили в настоящей армии. Месяц стройбата их разложил. Никто на них зла не держал, дослужили они без проблем пару недель и пошли на дембель в первой команде.


yostrov: (Uncle Sam)

Третья рота

 После отъезда сержанта Файна, я вернулся в казарму третьей роты. Дедушке лучше жить в бардаке, чем по уставу. По сроку службы я должен был быть черпаком, но имел достаточно большой авторитет среди всех слоев общества. И скромность мне никогда не мешала :)

 Я стал секретарем комсомольской организации части. Раньше это была офицерская должность, но перестройка многое успела изменить.  Я был бригадиром ремонтников цеха, но не командиром отделения. Практически единственный случай в части: все солдаты, особенно кавказцы, из кожи готовы были вылезти за лычки. Моим командиром назначили сержанта Бойняшина (Машу). Кличка - женское имя не было чем-то обидным. Главу азербайджанского землячества Зейналова звали Зиной, был даже чеченец по кличке "Галя". У меня клички не было: "Охуевший Дух" стало неактуально, а новую не  придумали, все называли меня по имени. Азиаты и кавказцы выговаривали "Женя" так же, как сейчас американцы.

---

Чеченцы

 Однажды я пошел на склад с молодым из моей бригады. Чеченец из другого батальона, строитель, что-то там получил и потребовал, чтобы я временно уступил ему своего духа: отнести вещи. Я отказался, он стал ругаться и угрожать мне, я в ответ только ругался, но тоже грубо, вынужден признать. Вокруг было много офицеров и гражданских, солдат из моей части - в драку чеченец не полез.   

 Смотрящим за третьей ротой, на место Маги, чеченцы назначили Алана: он был родом из Грозного, что котировалось выше, чем дагестанские чеченцы и гораздо выше, чем казахстанские.

 Наша рота была в наряде по столовой: картошку чистили. На следующий день повар заявил, что почистили очень мало, на всех не хватит. Небольшое отступление: кормили нас хорошо. Может, не особо вкусно, но мясо, хлеб и картошку давали без ограничения. Склад и холодильник были всегда открыты: нельзя было только выносить за территорию части и продавать. На этом ловили и прапорщиков, и гражданских: сажали в погреб на пару недель без суда и следствия.

 Нарезанный хлеб всегда лежал в столовой - можно было брать через открытое окно. В холодильнике висели коровьи туши, замороженные много лет назад. Нарубленные куски мог взять любой желающих поджарить шашлык. Повара обычно готовили из свежего мяса: при части был свинарник, в соседних деревнях покупали баранов и быков. Если бы не видел этого своими глазами, если бы сам много раз не брал мясо - не поверил бы. Слыхал я от друзей, как их в армии кормили...

 Те, кто чистил картошку, заявили, что сделали все как положено, но кто-то украл почищенную картошку. Раньше такого не случалось и нашим не поверили. Рота решила поддержать своих духов и провести демонстрацию: всем вместе, включая дембелей, пойти на кухню чистить картошку. Благородная акция, но я о ней ничего не знал, а то бы тоже пошел, конечно. Работал в ночную смену, отсыпался на заводе, потом ходил в город и сразу снова на смену...

 На общем построении в субботу Алан подошел к одному из дедов, азербайджанцу, и спросил: "Ты почему картошку не чистил? Все чистили, я чистил..." Азербайджанец ответил стандартное "По сроку службы не положено", Алан ударил его в живот, тот упал.

Меня Алан ударил молча, не задав вопрос. Пресс у меня был накачан хорошо, не то, что сейчас, удар я легко выдержал и спросил: "Алан, ты чего? Не знал я за общий наряд, а то бы пришел."  Я не успел договорить, кулак полетел мне в лицо. Увернуться я успел и ударил в ответ довольно таки подло: ногой ниже пояса. Именно так я наловчился справляться с теми, кто сильнее меня. Алана так бить не надо было, но получилось автоматически... Алан свалился на землю. Один из сержантов скомандовал "Рота, разойтись",  пара человек кинулись поднимать Алана, я тоже было сунулся, но меня оттолкнули.

---

 Зашел в казарму, лег на кровать. Алан тоже зашел и лег. Наши кровати стояли напротив, в двух престижных углах. Я вспоминал первые ночи в казарме, когда так же лежал и ждал приговора. Два дня ничего не происходило, потом за мной на завод зашел Адам из четвертой роты и позвал с собой.

 Не знаю, можно ли назвать то, что случилось судом шариата, но в ленинской комнате сидели два десятка чеченцев. На заседание суда меня не пригласили, только на объявление приговора. Чеченский патриарх, отсидевший три года в дисбате и недавно вернувшийся дослуживать, говорил долго, но суть была в том, что меня оправдали, вернее - условно помиловали. Потом я выпытал подробности у одного из дагестанских чеченцев, Аслана. Только сейчас заметил, что все чеченские имена на "А" начинаются :)

 На суде были все чеченцы нашей части и делегация соседей-строителей. Оказывается, после случая на складе они потребовали моей выдачи на расправу, но сослуживцы меня не сдали: сказали, что я имел право защищать своего (раба) духа, а что грубил уважаемому человеку - так я же русский, что я могу знать о вежливости? Для пущего авторитета представили меня главой (жидомассонов) еврейского землячества, хотя эту почетную должность я никогда не занимал.

 Расклад был такой: моей смерти требовали все грозненские чеченцы из нашей часты  и все соседские. За меня были дагестанские, казахстанские и Адам. "Патриарх" тоже высказался против убийства: не ради меня: не хотел снова попасть в дисбат. Любопытно, что никакие другие варианты приговора (покалечить, выгнать...) не рассматривались. Бунт (удар смотрящего) карался только смертью. Еще в этом было уважение ко мне: духа могли бы наказать по-мягче. Хотели было звонить посоветоваться Маге, но споры прекратил самый уважаемый дембель из Грозного. Он принял вину на себя: сказал, что не имел права ставить своего молодого, неподготовленного родственника Алана на роту. После этого позвали меня...

 Алана перевели служить к соседям, Аслана поставили на нашу роту. С того дня я ни разу не дрался.

---


Увольнительные

Самое лучшие моменты в школе - перемены. Самые лучшие моменты службы - увольнительные. То, что случилось на День Строителя - больше похоже на сбывшийся сон, чем на обычное событие. Расскажу несколько примеров того, как мы ходили в увольнительные.

У молодого бойца был только один шанс вырваться и кошмара армейских будней - приезд родителей. Для визитов было отведено последнее воскресенье месяца. Обычно отпускали в обед в субботу, вернуться надо было до отбоя в воскресенье. В пятницу вечером или в субботу утром родители должны были дать телеграмму: это можно было сделать из военной части в Радомышле или с КПП нашего военного городка.

В субботу в Армии самый страшный день - ПХД (парко-хозяйственный день) - надо было все убирать, драить, подкрашивать, чинить... Разумеется, силами молодых. Поэтому главной задачей было вырваться из роты в штаб. Любой дед считал своим долгом испортить духу праздник: "Ко мне родственники никогда не приезжали, значит и тебе не положено" Если все же удавалось добраться до штаба и дежурный подтверждал наличие телеграммы, счастливчика отправляли на склад одевать парадную форму. У дедов была своя парадка, иногда даже две: одна для увольнительных и командировок, вторую по много месяцев любовно готовили на дембель - это бывали уникальные произведения искусства!  На складе висели пара десятков дежурных парадок. Хорошо было тем, кто приходил первым и мог выбирать. Плохо было опоздавшим и обладателям нестандартных размеров.


 Первый раз родители ко мне приехали 27 августа 1988 года. Мы заранее договорились, что мама вызовет меня, а отец и сестра - двух моих друзей (Леву и Сергея). В гостинице сняли два номера... Мама и невеста приехали еще к одному бойцу из нашей команды (Игорь). Понимая, что четырех "духов" из роты добром не отпустят, мы скрылись еще до завтрака. Без проблем получили парадки и нас довезли до КПП городка. Мои приехали из Харькова на машине и ждали нас: отец и сестра, чтоб трое сели сзади. Но Лева и Сергей уступили свои места Игорю и его Люде (очень уж они в гостиницу торопились), а сами с мамой Игоря поехали на автобусе.

 Мы ходили на речку купаться, гуляли в парке, хорошо кушали, получили массу удовольствия... Расплата пришла сразу после отбоя в воскресенье: на нас накинулись те молодые, которым пришлось работать за двоих. Настроения нам это не испортило.

---

Следующее увольнение было в конце сентября, я поехал из сан.части. Настроения никакого не было, сил тоже, да и порода была плохая. Провалялся сутки перед телевизором. В октябре я был в госпитале, оттуда не выпускали. В ноябре не получилось у родителей.

Под новый 1989 год поехал в увольнение вместе с Бойняшиным (Маня), который ненавидел меня всей душой, но еще сильнее боялся. Я его никогда не бил, это был тот случай, когда чужое уважение вызывает страх у того, кто не понимает, за что уважают человека. Бойняшин был из тех краев, где уважают и боятся шаманов. К нему приехали двое: отец и председатель колхоза. Деньги на поездку собирали всем миром, председатель (самый не пьющий из всех мужиков) должен был проследить за отцом Мани, доставить письмо командиру части, выступить перед солдатами и привезти благодарность командования. В часть "ходоков" не пустили, встреча проходила в гостинице в Радомышле. Погода была ужасная, оставалось только пить. Водки было очень много....

 Маня затащил меня в свой номер: как секретарь комитета комсомола части я был начальник. Маня представил меня комиссаром: сказал, что погоны мне не положены по секретности должности. Я клятвенно заверил сибиряков в том, что Маня - самый уважаемый сержант в части, завтра ему присвоят звание старшины, а на дембель он уйдет прапорщиком. Много я тогда пурги нес... Потом, помню, стоял в холле гостиницы и обещал бутылку водки каждому солдату, кто зайдет в номер и подтвердит, что Маня - авторитет. Пара офицеров сделали это за три бутылки. Председатель на самом деле оказался крепким мужиком: он ничего не забыл и утром дал мне ящик водки для передачи командиру части. До командира водка, разумеется, не дошла, но письмо в самых высоких тонах, на официальном бланке, с кучей подлинных печатей и поддельных подписей ушло в Сибирскую деревню. Бойняшин стал моим рабом до дембеля.

---

В феврале 1989 я получил "бегунок" - право свободного перемещения по гарнизону и выхода за КПП. У меня была свобода от командования части и договор с начальством на заводе: пока все работает, меня не трогают. На случай встреч с патрулями в Радомышле было много бланков командировочных и увольнительных. Дальнейшие поездки в Радомышль проходили по одному сценарию: ресторан, дискотека (кино, если погода была плохой) гостиница. Главной задачей было заманить девушку в гостиницу: (всегда) иногда получалось...

Была еще одна увольнительная, в марте 1990 года, о которой я расскажу особо.


yostrov: (Uncle Sam)

Бунт

  В ноябре 1988 творилось что-то невообразимое: мой призыв в роте обнаглел полностью и отказался быть духами. Сергей и Бабай возглавили революцию, которая свершилась сразу после ухода Васи и Маги на дембель. Призыв/увольнение был раз в пол года. Одновременно служили 4 призыва: духи, молодые, черпаки и деды.
  Комсорг Костя тоже ушел на дембель в первой команде и я официально занял его место. Сразу после моего возвращения в казарму, Сергей и Бабай предложили забыть все старые обиды и бороться вместе. Я, разумеется, согласился.
  Мы заключили договор о ненападении с кавказцами и дембелями (так назывались деды после приказа, которые уже жили мирной жизнью) и начали давить молодых (русских и азиатов) - им приходилось мыть полы, ходить в наряды и выполнять обязанности духов. Мы ни над кем не издевались, никого не унижали: просто не давали себя в обиду. Вазилов присоединился к нам, но увлекся: земляки его подловили и сильно поломали. Это стало последней каплей в чаше терпения офицеров.
    В декабре 1988 года нашу мафию разогнали по разным ротам. Сергея отправили во вторую роту на место Славика. Сергей научился ломать скулы с одного удара: очень уж его бесили азиатские скулы. Страдания Славика было отомщены.
  Бабая отправили домой, комиссовали как психа. Иначе бы его убили или свои туркмены, или офицеры: их Бабай тоже не боялся бить. Отправить духа в дисбат было не по-понятиям.
Четвертая рота
  Я попал в четвертую роту, в бригаду крановщиков. В казарме царствовал старшина Андрющенко: он там и жил. Никаких драк, никакого беспредела. Дедовщина была, но в рамках устава: в наряды ходили только духи и молодые. Все разборки велись на заводе. Командир роты, капитан по кличке Малыш, авторитетом не обладал никаким. Для сравнения, командир третьей роты, капитан Шмелев, мог построить любых обнаглевших дембелей, но делал это крайне редко: он боролся за место директора завода и дела роты переложил на Магу, Васю и других сержантов. Старшину третьей роты я вообще не запомнил. В первой роте порядок на своих кулаках держали лейтенанты: замполит и техник. Во второй роте был полный бардак, все держалось на землячествах.
  Работал я так же электриком, но не в арматурном цеху, а ремонтировал подъемные краны и осветительные вышки. Это была самая тяжелая зима в моей жизни. Вспоминаю то время каждый раз, когда сижу дома в тепле, а за окном шторм или вьюга - обязательно выпью за тех, кто (в море) сейчас должен работать.
Ремонтной бригадой четвертой роты управлял сержант Мальцев. Он никогда не появлялся в казарме роты, жил на заводе. Вот это был настоящий сержант с непререкаемым авторитетом. Как-то я ему возразил, он всех выгнал из комнаты и сказал: "Мне осталось служить несколько месяцев, я тебе не дам испортить мою малину. Хочешь случайно упасть с крана - упадешь. Беспредела не будет если ты не будешь выделываться." Он (как и все в четвертой роте) относился ко мне равно как и другим. Да и я особо не наглел: мыл пол, когда положено было, лазил в ледяной дождь на вышку менять лампу, затаскивал на кран бухту кабеля под напряжением...
  После Нового 1989 Года в часть пришел призыв. Раньше пополнение приходило с ноября, но в то время бардак в СССР достиг апогея. Для меня напряжение сразу упало, жизнь начала налаживаться.
Начальник арматурного цеха добился моего перевода обратно в старую бригаду: некому было ремонтировать роботов. С февраля 1989 года я пару месяцев жил в казарме четвертой роты, а работал вместе с третьей ротой. Нарядами меня перестали доставать: Мальцев потерял ко мне всякий интерес, а главным сержантом роты (не помню точную должность) стал мой земляк из Одессы - еврей по фамилии Файн. Его перевели из другой части, в центре Киева, за неумеренное сексуальное домогательство ко всем женщинам. Официальных жалоб на него не было, женщины не жаловались и неофициально, но с кем-то он не с тем связался: не помог даже родственник в высоком штабе, пристроивший Файна на теплое местечко.
  Я всегда работал в ночную смену: больше никто не мог починить любое оборудования без посторонней помощи и мне оставляли особо сложные случаи с электроникой, чтоб спокойно разобраться. Мне такой распорядок нравился: с простыми случаями справлялся напарник, я старался поскорее справится со всеми заданиями (обычно получалось) или найти отмазку (нужна деталь со склада). Потом либо спал, либо занимался своими делами: графоманией, изучением английского, чтением...
Других молодых, отсыпающихся после ночной смены, Файн будил помогать наряду и выполнять разные поручения, меня - только в случае хороших новостей: кому-то пришла посылка, например.
  Файн недолго прослужил в нашей части: его отправили в бессрочную командировку. На самом деле, не в плохом смысле. Несколько месяцев до дембеля он работал экспедитором, возил особо ценные грузы. Почему - не знаю. Ходили слухи, что он соблазнил дочку командира части, но Файн поклялся мне, что это не правда.
  В четвертой роте на привилегированном положении было еще два человека из моего призыва: чеченец Адам а азербайджанец Аликперов. Адам вместе со мной прибыл из Харькова, но чеченцы признали его за своего и определили смотрящим в четвертую роту. Андрющенко и Адам делали вид, что друг друга не существует. Старшина никогда не заходил в ленинскую комнату, Адам там спал и целыми днями сидел, выходил-заходил через окно. У меня с Адамом были хорошие отношения, но дружбой там и не пахло. Видел я, как Адам избивал духов. Для него было нормой ударить человека сзади, просто так. Я спросил, почему он так делает? Сказал, что не считает гоев (или как оно по-чеченски) за людей, а со скотиной только так и надо обращаться. Я побоялся уточнить, считает ли он за человека меня.
  Аликперов был из Азербайджана из семьи торговцев цветами. Почему родители не откупили его от армии - не знаю. Но денег офицерам в часть они заслали много. Каждый месяц Аликперов на несколько дней летал в Азербайджан: у семьи был свой грузовой самолет.
  Мы часто сидели в ленинской комнате вчетвером: я играл с Файном в шахматы, Адам и Аликперов в нарды. Иногда менялись.
---
Баптисты
  С моим призывом из Харькова пришел один баптист - Вова. Присягу он принимать отказался, выдержал все давление замполитов и особистов, стерпел унижения от сослуживцев. Вову пристроили работать помощником в чепке: солдатской чайной. Александра Михайловна оберегала его от наездов, разрешала там ночевать. Но все равно Вове часто доставалось, особенно когда наш призыв рано обнаглел и духов было слишком мало.
  В июне 1989 года пришло новое пополнение. В этот раз более половины призывников были из Украины. Две команды: баптисты из Харьковской области и простые деревенские парни из Львовской. Пришла команда из Молдавии, но из Кишенева, ребята умные и грамотные. После этого молдавское землячество слилось с русско-украинским и беспредел закончился. Реально верховная власть осталась за чеченцами, которых поддерживали все кавказцы, дедовщина никуда не делась, но русских перестали унижать по национальному признаку.
  Два десятка здоровых баптистов, при всем их миролюбии, это сила. Над Вовой издевались: заставляли подставлять вторую щеку после пощечины. С ребятами из нового призыва такие шутки не прошли да и Вова стал у них патриархом и зажил новой жизнью. Я был единственным человеком в части, который ему помогал и поддерживал в трудное время, поэтому Вова заставил своих молодых последователей присягнуть мне на верность. Не даром он был сыном пастора и сам учился. Я слышал, как он убеждал ребят в том, что евреи - избранный народ и задача всех баптистов - их поддерживать. Карьера пастора у Вовы не сложилась, он переехал в США, работает медбратом в госпитале. Несколько лет назад приезжал ко мне в гости и еще раз сильно помог: убедил мою тещу (она тоже баптистка) в том, что я на самом деле служил в Советской Армии, а не сидел в тюрьме, и вообще я - хороший человек. Может, не во всем убедил, но очень старался!


Продолжение следует.

Армия - 4
Армия - 5
yostrov: (Uncle Sam)

Начало тут.
Завод

Завод делал обычные ЖБК - железобетонные конструкции. Панели для домов, заборы, дорожные плиты... Моя рота обслуживала арматурный цех. Из прутьев диаметром от 5 до 50 миллиметров делали сетки каркасов, закладные детали и прочее. Меня определили в бригаду слесарей-электриков: недаром я 4 года изучал компьютеры и программирование.


Зайдя в цех я увидел картину из фильма "КинДзаДза": совершенно ржавая уродливая техника, в том числе роботы с цифровым программным управлением, обслуживается оборванцами. Представляю, каково было ребятам, которые поезд впервые увидели месяц назад.

В бригаде было 9 русских и один молдаванин. Начальник цеха строго-настрого запретил брать "чурбанов" на теплое местечко. На самом деле, ничего "теплого" в этой работе не было. Ремонтируешь станок, а вокруг тебя стоит несколько человек с железными палками и подгоняют. До меня довольно быстро дошло, что крутых бандитов среди рабочих цеха нет. Один армянин, Далакян, меня особо достал: я ремонтировал его установку точечной сварки, а он каждую минуту тыкал в меня палкой. Я уже к тому времени наловчился за пару секунд раскалять этой сваркой арматурину добела, но раньше всем удавалось от меня увернуться. Далакян оказался недостаточно ловким и чуть было не лишился руки. Как всегда, все списали на несчастный случай, но больше мне работать никогда не мешали, да и другим слесарям стало полегче.


В роте

В роте дела у меня шли не очень хорошо. Кавказцы (дагестанцы, азербайджанцы, армяне) не проходили мимо меня не ударив. Стоило ответить - накидывались стаей. Как говорится, били больно, но аккуратно. Комсорг Костя оказался антисемитом - тоже сильно меня доставал. У этого подонка была привычка дергать духов за уши - до надрыва кожи. Еще одним моим врагом стал глава молдавского землячества Пушкоренко. С виду добродушный толстячок, один из самых старших в роте, лет 27 ему было. Он уже отсидел один срок за разбой, скрывался в армии от второго срока. Почему Пушкоренко на меня взъелся - не знаю. Наверное, тоже антисемит.

Старше Пушкоренко был только один солдат: Владимир Николаевич. Его все называли только по имени-отчеству. В первую ночь, во время прописки, он убил дембеля. Убийство спустили на тормозах: оформили так, как будто все дембеля уехали домой. Приходил запрос из милиции Таджикистана, на этом все и закончилось. Дома Владимира Николаевича ждали жена и двое детей. Он работал электриком части, жил у себя в мастерской, иногда просил меня помочь. Взял с меня слово, что если надумаю покончить с собой, то сперва приду к нему. Никак реально он мне не помог, но я очень благодарен ему за моральную поддержку.


День Строителя

Через пару недель после начала службы был День Строителя (14 августа 1988) - наш профессиональный праздник. Молодые солдаты ненавидят праздники из-за обязательных уборок и лишних хлопот. В воскресенье, в разгар праздника прибежал дежурный по части с выпученными глазами и сказал, что меня вызывает лично генерал, командир гарнизона. До сих пор такого не случалось!

Оказалось, что ко мне в гости приехала подруга, Ирина. Добралась до КПП на границе военного города и стала требовать позвать меня. Дежурный ее послал: встречи с солдатами без предварительного разрешения были запрещены. Ира бросилась под колеса генеральской волги: машина ее сбила, но обошлось царапинами, без серьезных травм.

Меня срочно запихнули в парадную форму и отвели в чайную: хозяйка, Александра Михайловна, попыталась запудрить мои синяки. До КПП меня довезли на грузовике, потом на генеральской волге вместе с Ириной в ближайший райцентр - город Радомышль. Генерал предоставил нам "президентский" номер, всегда зарезервированный для важных гостей. Утром Ирина уехала домой и больше я ее не видел. Скорее всего, ее отпугнули моя усталость и многочисленные синяки.

До КПП я добирался на автобусе, потом пешком до завода. Шофер генеральской волги специально приходил к нам в часть, чтоб рассказать все известные ему подробности. Скажу так: зависть не добавляет любви.


Бабай

Меня стали постоянно гонять в наряды: решили "чморить по уставу". Однажды попал в наряд по столовой вместе с Бабаем, которого перевели в нашу роту: командиры первой роты с ним не справились. Нас было четверо солдат и сержант: двое мыли пол, двое должны были двигать столы и стулья. Грязная работа досталась другим, я стал поднимать стулья, Бабай сидел и ничего не делал. Я на него наехал: "Раз не смог отмазаться от наряда, давай, помогай." Бабай меня послал. Я сказал грубее, он предложил выйти.

Я занимался карате много лет, за время службы дрался почти каждый день, но такого еще не было. Бабай был профессиональным борцом: не обращая внимания на мои попытки его ударить, он поднимал меня и кидал на землю, каждый раз спрашивая с улыбкой: "Ну что, дошло?" Никакой злобы, как на тренировке. После третьего раза я сказал: "Дошло" и вернулся в столовую. Сержант Бойняшин был из учебки, строевой: в отличии от заслуженных бригадиров они особым авторитетом не пользовались. Я схватил сержанта за шиворот и сказал: "Или заставляй Бабая мне помогать, или сам помогай". Я физически не мог двигать столы в одиночку, а занимать этим тех солдат, что мыли пол, было не по-понятиям. Бабай зашел в столовую и тоже сказал сержанту: "А ну живо помогай!" Тот не стал спорить...

Больше меня в наряды не ставили, Бабая тем более. Да и заводское начальство требовало, чтобы я работал: некому было ремонтировать оборудование.

По работе я должен был сменить Редю: украинца Редько из Львова. Он тоже пошел в армию после техникума. Редя - огромный мужик с пудовыми кулаками, пару раз пытался меня защищать, но поддержка его была неконкретной. Слово "конкретный" было одним из немногих цензурных, употребляемых постоянно. Представьте себе, как звучит фраза "Ты конкретно гибочник делай, шоб було" от азербайджанца, начавшего учить русский месяц назад.

Еще у Реди был фотоаппарат и подпольная лаборатория для печати. Я тоже там работал, потом получил по наследству. Уходя на дембель, Редя потребовал за нее 100 рублей отступных, деды скинулись и собрали деньги, но этот гад утащил объектив от увеличителя - самую ценную деталь. Новый мне прислали родители только через несколько месяцев.

Когда собирали деньги, я подошел к лейтенанту, что привез нас из Харькова, и попросил вернуть мои 10 рублей. Разумеется, лейтенант меня послал подальше.


Госпиталь

В сентябре 1988 меня положили в санчасть с диагнозом "многочисленные гематомы". Еще были такие "мелочи", как отбитые почки и стрептодермия на ушах. Основной проблемой были гематомы на голенях - загнивание дошло до кости. В госпитале мне сделали операцию: разрезали кожу и все прочистили, в том числе поскребли кость. Разумеется, наркоз мне давали, местный, но не очень он помог... Резал пожилой хирург, майор, ассистировала ему молоденькая медсестра, жена лейтенанта, мы потом познакомились. Хирург, видя как я скриплю зубами от боли, сказал: "Ты ругайся, солдат, не бойся, Лена уже привыкла, я тем более." Я сдержался, за что потом получил награду... Врач сказал: "Надо бы тебя в госпитале оставить, но у нас скоро учения, а ты ходить не сможешь". Меня вернули долечиваться в санчасть при стройбате.

Хочу рассказать о высшем наслаждение, что я получил в своей жизни: отмыл уши от гноя и почесал. Никогда больше я не испытывал подобного удовольствия!

Через пару недель в санчасть положили Пушкоренко: травма на производстве. Он вышел на завод делать дембельский аккорд. Так как причиной травмы был поломанный станок, а я был слесарь, то он назначил меня во всем виноватым. Я же говорил - антисемит! Зато меня таки положили в госпиталь.

Еще раз почистили ногу - в санчасти плохо перевязывали, занесли гадость. Так что если бы не Пушкоренко, я мог бы лишиться ноги. Смотреть на то, как мне делают операцию сбежались три медсестры. В этот раз или наркоз лучше взял, или еще что, но боли я почти не чувствовал. Так что получалось даже острить...


Учения госпиталя несколько раз откладывали: дали моей ноге зажить. Примерно 15 октября всех больных выписали, оставили только команду выздоравливающий. "Внезапно" поступил приказ развернуть госпиталь на запасной позиции посреди леса. Я со всеми таскал тяжести, ставил палатки... Потом вызвался первым на ночное дежурство: охранять и топить печку-буржуйку. Сидел возле огня и занимался графоманством: писал девушкам письма.

Через неделю вернулись в госпиталь. Запомнилось несколько моментов из жизни госпиталя: парень из моего призыва, Славик, госпитализирован с диагнозом "упадок сил". Он попал в бригаду стропальщиков: грузил вагоны. Над ним издевались все, заставляли работать сутками... Был он практически без сознания, меня попросили его раздеть, но пришлось срезать одежду. В ванне он отмокал часов 5. Медсестры поили его чем-то, я менял воду. Лежал он в госпитале долго, оттуда ушел на дембель как студент.

Подружился с солдатом-санитаром Колей. В том числе он работал в морге. Я его поил самогоном, а он мне рассказывал про всех покойников. Несколько раз предлагал пойти в морг, но я отказывался. Однажды ночью он меня разбудил и сказал, что сейчас просто обязательно надо пойти, редчайший случай. Подробнее говорить отказался. На столе лежало тело молодой девушки, при жизни она была очень красивой. Разбилась на мотоцикле. Коля спросил меня: "Хочешь?" Я вылетел из морга. Больше я с Колей не общался.
При госпитале была прачечная, в ней работала баба Зина. Стиральная машина часто ломалась, вызывать электрика из дома быта было сложно. Я был под рукой и обходился гораздо дешевле. Баба Зина варила замечательный самогон. Однажды она попросила починить швейную машинку - получилось. Поток клиентов ко мне не оскудевал. Госпиталь обслуживал не только военный городок, но и соседние деревни, многие работники тоже жили в деревнях. Деньгами платили редко, еда мне была не нужна, самогона столько было не выпить... Приходилось делать в кредит. Оно потом окупилось.

Азербайджанец моего призыва, Вазилов, повздорил с земляками и очень не хотел возвращаться в часть. Я видел, как он на коленях плакал и умолял оставить его служить при госпитале. Нас обоих выписали из госпиталя на праздник 7 ноября. Я бы, наверное, мог добиться должности ремонтника при госпитале, но возникла проблема: запутался в отношениях с медсестрами.

Армия - 1
Армия - 2
Армия - 3
Армия - 4
Армия - 5


Продолжение следует.
yostrov: (Uncle Sam)

Преамбула


Сначала будет немного грустно, но потом веселее. В целом, служба в Советской Армии (Июнь 1988 - Июнь 1990)  пошла мне на пользу, но своим детям я такого не пожелаю.



Призыв

В Армию я шел с удовольствием. Все мужчины в семье служили, брат в тот момент был сержантом-контрактником. Все друзья-одноклассники были уже в Армии - у меня был год отсрочки из-за техникума.

С 13 лет я увлекался оружием, ходил в стрелковый кружoк в школе, в техникуме получил спортивный разряд по стрельбе из мелкашки, неплохо стрелял из Калашникова и из пистолета. С 10 лет занимался карате - сперва подпольно, в лесу, потом в райкоме комсомола: я был дружинником (ОКОД) и нас тренировали настоящие профессионалы.

Короче говоря, меня переполняла самоуверенность и оптимизм.


На областном призывном участке меня несколько раз перекидывали по разным командам. Я мечтал попасть в авиацию (как дед и отец) и боялся флота (3 года служить). Побрил там голову, отказался на ночь уйти домой, хотя родители уже дали за это взятку... Последние часы детства.


Я попал в команду, которую "купил" лейтенант из стройбата. Он нас обрадовал: служить будем под Киевом, просто работать на заводе. Обещал нам хорошую погоду и отличное питание. Солдат, который был при лейтенанте, молчал. В поезде мы этого сопровождающего напоили и разговорили. Оказалось, что в Харьков они отвозили одного из солдат, которому надоело служить и он повесился. Не насмерть, успели вытащить, но на всю жизнь остался инвалидом. Главная беда части - дедовщина и кавказцы.

Все разбиты по землячествам, кроме русских. Украинцы, белорусы, русские - это без разницы - все равно русский. Молдаване стояли хорошо, могли с кавказцами драться. Много солдат из Средней Азии - Туркмения, Таджикистан - они спокойные, с ними можно дружить. Самая презираемая категория - сибиряки: тувинцы, башкиры, прочие малые народы. Хуже них только москвичи, но их всего двое.

В батальоне около 500 человек: 4 роты, в роте 3 взвода, во взводе 3-5 отделений, в отделении 9 солдат и сержант.  

Национальное разделение примерно такое:

Кавказ и Средняя Азия - по 40% Молдаване и русские - по 10%


Некоторые подробности узнал только несколько лет назад. Служил я на крупнейшей в Европе базе-хранилище ядерного оружия. Саму базу обслуживали только офицеры и контрактники, основная масса солдат в гарнизоне - ПВО. Они же охраняли периметр.  Один стройбат занимался строительством домов и бункеров, второй - поставлял строй.материалы.


В поезде многие призывники задумались: не свалить ли пока не поздно. Но никто не сбежал. На вокзале в Киеве нас встречал грузовик из части. За несколько минут до въезда за колючку военного городка, шофер свернул в лес. Мы достали все припасы и устроили последний пир. Лейтенант предложил нам отдать ему деньги на сохранение - иначе сразу отберут. У меня было 30 рублей, десятку отдал, остальные запрятал поглубже. Шофер попросил у меня брезентовую куртку-ветровку: мне все равно выбрасывать, а ему пригодится. Я отдал, как оказалось, зря: во-первых, опозорил себя перед товарищами, во-вторых, все вещи нас потом заставили сложить в ящик и послать домой.


Учебка

Поселили нас в учебку: казарму для призывников, еще не принявших присягу. Побрили, переодели в форму. В казарме было два взвода: наш (харьковский) и туркмены. В нашей команде был один туркмен, родившийся в Харькове: ему предложили выбирать в каком взводе быть. Он выбрал туркмен. В нашей команде неформальным лидером стал деревенский бугай Сергей, у туркмен был двухметровый здоровяк Бабай.

Первая драка началась на следующее утро, во время пробежки: что-то не поделили наши лидеры. В каждой группе было по 20 человек, дрались все, но только человек по 5 с каждой стороны делали это активно, остальным быстро надоело. Сержанты не пытались разнимать, просто стояли рядом. Потом сказали: "Духи, вам делить между собой нечего, поберегите силы" и погнали нас бегать дальше. Через пару дней была еще одна драка, ночью. Я проснулся от удара в глаз и сразу начал махать кулаками во все стороны. По-моему, все только так и могли: темнота была почти полная. Оказалось, в казарму пришли десяток туркмен из части поучить нас жизни. В то же время к одному из нашей команды (Жора) пришли земляки - грузины. Грузинское землячество отличалось повседневным миролюбием и дикой злобой в драке. Пять грузин и пара харьковчан избили всех туркменов, которые не успели сбежать. Я оказался единственным русским с синяком - меня и обвинили в драке. Хотя моя роль была пассивной, спорить я не стал. Получил два наряда вне очереди и славу богатыря, разбившего татарское войско.  Больше у нас в учебке драк не было, Сергей и Бабай подружились.

Присягу мы принимали торжественно, но безо всяких гостей: не как в кино, с деревянными автоматами. Потом нас распределили по ротам и отправили в общие казармы (у каждой роты было отдельное задание). Со мной в третью роту попало 5 харьковчан (в том числе Сергей и Жора) и ни одного туркмена.  Первой ночью нас пугали постоянно. Так оно и получилось.


Первая ночь

В полночь раздалась команда "Духи, подъем!". Четверо встали, я отказался. Главный садист сказал: "Сейчас с этой четверкой поработаем, потом этим обнаглевшим займемся"

Разумеется, без мата ни одна фраза в армии не произносится. Большинство фраз состоят только из матов, но я постараюсь переводить.

Моя наглость намного облегчила "прописку" остальным духам: от них быстро отстали. Кровать в казарме были двухэтажные, я лежал на верхней. Кровать перевернули, я успел вскочить на ноги. Предусмотрительно я не стал снимать штаны, что еще больше разозлило дедов: одетому человеку легче издеваться над голым (в трусах). Меня слегка потолкали, сильно давили на психику, но не били по-настоящему. Как потом оказалось, командир части запугал всех страшными карами и приказал командирам рот ночевать в казармах: раньше такие ночи не обходились без трупов или калек Не знаю, был ли в казарме хоть один офицер, но я отделался легким испугом. Самым неприятным последствием стал тот факт, что я нажил себе врага: Сергей не простил мне геройства или не простил себе трусости...


На следующий день, в воскресенье, ко мне по очереди подошли несколько человек. Глава еврейского землячества сказал русскую фразу: "Третьим будешь!"  и извинился, что не сможет помочь. Комсорг роты, дембель Костя, предложил свою поддержку в замен на обещание сменить его. Я с радостью согласился, он сказал: "Рано радуешься". На вечернюю поверку пришел сильно пьяный замполит и на всю роту заорал, что я - его человек и кто меня тронет, тому конец. Громкий смех в ответ, из сотни глоток, меня не сильно обнадежил.



Мага и Вася

После поверки замполит и комсорг увели меня в штаб: оформлять дела новоприбывших. По дороге мы встретили парочку: один пьяный сержант (Вася) с трудом тащил второго (Мага), совсем отключившегося. Вася сказал: "Эй дух, помоги друга до роты довести". Замполит сделал вид, что ничего не слышал, Костя кивнул, чтоб я помог. Вася положил Магу на мою спину, но всю дорогу аккуратно поддерживал. Оказалось, что эта парочка из Дагестана, чеченец и русский, были настоящими командирами моей роты. Мага - командир, Вася - заместитель.

Я дотащил Магу до его кровати в лучшем углу казармы. Вася сказал снять с Маги сапоги, что я сделал. Потом Вася приказал раздеть Магу и укрыть. Я отказался со словами: "Я ему не жена". Вася с угрозой произнес: "Зря ты это сказал, теперь будешь его женой". Вот тут я испугался по-настоящему. Васе, которого не было в казарме пару дней, быстро доложили, что я и есть тот самый обнаглевший дух. Несколько услужливых солдат раздели Магу и аккуратно укрыли. Вася повел меня в умывальник убивать.

В роте была традиция, всех духов давили дружной толпой, как минимум, землячеством. Только Вася и Мага были выше этого - не разрешали себе помогать. Мага был в отключке, Вася сильно пьяный. Скажу так: не удалось ему меня убить. Вася остался трезветь в умывальнике, а я в полной тишине лег на свою кровать в уверенности, что завтра не проснусь.  


За несколько минут до подъема мою кровать снова перевернули. Я спал, свалился на пол. Надо мной стояли улыбающийся Мага и очень злой Вася с таким же синяком под глазом, как у меня. Меня выволокли на проход и стали бить ногами: Вася молча, а Мага с шутками. Встать на ноги мне не дали, залезть под кровать тоже. Я заметил, что сильно бьет только Вася и старался кататься по полу так, чтобы Мага оказывался между нами. Это еще больше рассмешило чеченца и он прекратил экзекуцию. Потом был подъем, завтрак и нас повели на завод.

yostrov: (Autor)
Прием в комсомол (1987)
После того, как я закончил Республиканскую Школу Комсомольского Актива, мою группу (три парня, две девушки) направили на стажировку в райком комсомола. Нас встретил второй секретарь райкома и сказал, что сегодня мы будем принимать в комсомол.
Зашел первый кандидат - девушка лет 20. Обычно в комсомол принимали в 14-15 и мы удивились. Вопросы задавал сам второй секретарь.
- Ты уже студентка? Почему в школе не стала комсомолкой?
- За плохое поведение не приняли.
- А сейчас почему решила?

- Хочу быть в передовых рядах...
- А может из карьерных соображений?
- Нет, хочу быть верным помощником партии.
- А ты готова выполнить приказ партии?
- Да, конечно!
- Любой приказ? Как во время войны?
- Да, я на все готова!
- Сейчас проверим. Раздевайся.
Девушка сразу сняла платье и лифчик.
- Трусы тоже снимать?
- Снимай. И пошли за ширму.
Она разделась полностью. Второй секретарь встал из-за стола и повел ее за ширму. Оттуда раздались однозначные звуки. Мы, практиканты, сидели совершенно красные, забыв как дышать. Через пару минут секретарь вышел, достал из кармана комсомольский билет и положил его на стол перед нами.
- Голосовать не будем. Билет она заработала. Готовы сами принимать экзамен? Кто будет первый?
Я был в полном шоке, но мой сосед взял комсомольский билет, раскрыл его и начал изучать.
- Так она уже 5 лет комсомолка!!!
Тут девушка вышла из-за шторы, одетая в строгий костюм.
- Ребята знакомьтесь, моя помощник Люда. Как мы вас разыграли?
- Я как увидел, что билет уже в обложке, сразу догадался! - Радовался мой сосед.
Минут пять мы отходили от шока, потом начали принимать настоящих кандидатов. Никаких сюрпризов больше не было - задавали вопросы только по истории комсомола.
Как оказалось, Люда работала в райкоме бандершей - она организовывала походы в бассейн и выезды на природу. В начале 90-х Люда помогала мне с работой - райком стал центром Научно Технического Творчества Молодежи и они организовывали малые предприятия. Я на компьютере набирал и печатал учредительные документы. Заодно и себе фирму открыл.
yostrov: (Autor)
- Если я правильно тебя понял, какой-то столетний мудак хотел трахнуть мою дочку, она не дала и теперь я, прокурор штата, должен за это платить штраф сто штук баксов?
- Примерно так. Только ему не сто лет, около семидесяти...
- Ты вообще сам себя слышишь? Почему эта чушь до меня дошла? Почему ты сам не решил проблему? Тебя учить надо?
- Тут не совсем все просто...
- Что не просто? Выбрать между бейсбольной битой и наручниками? Сперва одно, потом другое. В любом порядке!
- Мессир не простой человек...
- Я имел всех "непростых" людей! Кто он такой? Хоть это ты смог узнать?
- Иностранец, возник непонятно откуда несколько лет назад. Федералы у него в долгу по гроб жизни: вроде как он не дал нажать КНОПКУ. Был бы каким-то президентом, я бы знал. Скорее всего бывший глава спецслужбы, но какой страны - непонятно. Имеет пару миллиардов наличными, ни в каком бизнесе не участвует. Владеет островком на юго-западе Флориды, установил там свои порядки...
- Что за порядки? Он не в своей банановой республике, а в США! У нас тут Закон! И я, его представитель!
- У Мессира хорошие адвокаты, полная поддержка федеральных и местных властей. Как сказал мой друг из прокуратуры Флориды, у Мессира талант вызывать уважение всех мужчин и любовь всех женщин.
- Ну, с моей Джейн у него осечка вышла и об меня обломается. Так что там случилось?
- На своем острове Мессир построил отель и нудистский пляж. Не что-то элитное, вроде особняка Плейбоя, а для студентов и молодежи. Но это не бизнес ради дохода. Он показывает огромные цены, но дает еще большие скидки: при условии, что гость будет играть по его правилам.
- И что там за правила? Он может трахнуть любую девку?
- Все обставлено красиво и без принуждения. Устраивается праздник: женщины должны приходить обнаженными, а мужчины нарядно одетыми. Но насильно никого не загоняют! Мессир приходит и выбирает себе подругу. Сперва в ресторан на ужин, а потом в спальню. Но и тут можно отказаться: после ужина девушкам предлагают заменить на дублершу. Желающих всегда много...
 Джейн устроила скандал уже в спальне, чем сильно огорчила Мессира. Теперь она должна оплатить полную стоимость номера и дорогу. Еще половину счета из ресторана. Все подробно описано в контракте, который составлен очень грамотно, не подкопаешься.
 Обычно высылают хулиганов: Мессир не любит насилия и когда на его остров привозят наркотики. Я поговорил с парой семей, которые попадали в эту ловушку. Правда, в тех случаях не было счета из ресторана... Судиться бесполезно: или платить, или банкротство.
- Так что ты мне предлагаешь делать?
- Я поговорил с секретарем Мессира. Он сказал, что деньги для его хозяина значения не имеют: главное - наказать Джейн. Я так понял, что вместо штрафа Мессир согласен  на десяток ударов ремнем по ее красивой заднице и сотню часов общественных работ. Он готов поверить вашему слову...
yostrov: (Autor)
    Лена искала Принца. Решение выйти замуж за принца пришло ей в голову одновременно со всеми подружками в детском саду. В отличии от них, Лена не предала свою мечту: когда подруги переключились на одноклассников и популярных певцов, она берегла свое тело и душу для Принца. Пока другие девушки веселились на дискотеках, Лена внимательно читала книги. Не ради художественного интереса, а в поисках реальных советов как найти и захомутать Принца. Столь серьезный подход к литературе помог Лене поступить в университет на филологический факультет: в "школу невест".
 Через год Лена спустилась из Воздушного Замка на землю: девушка из простой семьи, не обладающая супер-модельной внешностью, поняла, что у нее слишком много конкуренток. Теоретические знания из средневековых рыцарских романов и современной беллетристики не помогали удержать Принца: они иногда попадались на приманки, но быстро исчезали. Душа Лены осталась нераскрытой и ждала своего часа.

---
     На филфаке удержаться не удалось: банально не хватило денег. Лена перевелась на библиотечный (факультет старых дев) в полной уверенности, что ее минет сия горькая чаша.
     Лена не смогла заполучить в мужья Принца будучи студенткой, как предполагала с детства. Мечта не исчезла, но критерии поиска слегка расширились. После окончания университета она собиралась издавать собственный журнал (за деньги мужа), но временно устроилась в газетный киоск. Некоторые киоскеры сидят целый день уставившись сквозь окошко в мир пустым, невидящим взглядом. Лена продолжала читать: не художественную литературу, но светскую хронику и глянцевые журналы. Она бы не опозорилась на самом высоком светском рауте и была абсолютно готова к встрече с олигархом, случайно заглянувшим в киоск.
     Все же Лена была разумным человек и обладала некоторым чувством юмора. Однажды она сказала своей подруге Оксане: "Не смогу найти принца, поищу молоденькую принцессу: наймусь гувернанткой и буду учить ее хорошим манерам". В реальности она пыталась устроиться на работу в один из журналов, но пока не получалось.
     С Оксаной они дружили всю жизнь. Вместе мечтали о Принце, но подруга рано выскочила замуж за одноклассника, родила двух детей и работала бухгалтером. Оксана всячески старалась помочь Лене: знакомила ее с мужчинами, хоть немного напоминающими если не принцев, то благородных дворян.
---
     Оксана позвонила Лене с очередным предложением: "Меня тут один джентльмен пригласил на ужин. Говорит, что я - его идеал красоты. Я приглашение приняла (очень кушать хочется), но предупредила, что у нас с ним ничего не будет, так как я замужем. Пообещала пригласить свободную подругу, как две капли воды на меня похожую, только еще лучше. Так что надо будет соответствовать. Клиент не высокого полета, но надежный: директор компьютерной фирмы, наш хозяин ему кучу денег платит. Вроде как холостой или разведенный, но на самом деле кто его знает... Если что - просто хорошо покушаем: он в крутой ресторан приглашает!"
     То, что Эдуард - не Принц, Лена поняла еще до встречи: он опоздал на 15 минут. Но деваться было некуда и очень уж вкусно пахло из ресторанной кухни. Первые пол часа говорила только Оксана: расхваливала Лену, отпускала комплименты Эдуарду, восхищалась рестораном. Заказала она много, доесть не успела, половину еды попросила упаковать. Поцеловала обоих в щеки и упорхнула кормить мужа.
     После ухода Оксаны за столом воцарилось молчание. Согласно рекомендациям глянцевых журналов, начинать разговор должен мужчина. Но Эдуард наслаждался тишиной. Принесли счет. Мужчина подписал не глядя, добавил хорошие чаевые: каждая умная девушка обязана узнать размер чаевых - это один из главных показателей качества кавалера. Лена обратила внимание, что Эдуард не давал кредитку: очевидно, его в этом ресторане хорошо знали.
     Наконец, Эдуард нарушил молчание: "Ко мне или к тебе?" Лена опешила. В свои двадцать четыре года она не была монашкой, считала себя современной девушкой. Журналы описывали подобные сценарии и в один голос твердили, что сейчас надо дать звонкую пощечину нахалу. Лицо Эдуарда не было нахальным: сытый, спокойный, уверенный в себе мужчина в полном расцвете сил.
"Секс на первом свидании - так я же Оксану замещаю, а они давно знакомы. Раз приглашает к себе - значит не женат. Хороший же мужик, хоть и не Принц, жалко упускать. А вдруг все получится! Притворюсь, что так и планировалось..." - ворох мыслей пронесся в голове у девушки перед тем, как она ответила: "К тебе".
     Вышли на улицу. Эдуард уверенно повел спутницу за собой мимо такси, дежуривших возле ресторана. "Жилых домов близко нет. Он же выпил: неужели за руль сядет? Может, у него шофер? Почему не вызвал по телефону? Тут лесополоса рядом: вдруг туда заведет?" - Лена шла молча. Раз решила строить из себя крутую, так надо держаться.
     Как оказалось, Эдуард шел на другую стоянку такси: машины там были попроще и цены пониже. Эдуард открыл для Лены заднюю дверь. "Неужели сам сядет впереди? Или сядет рядом и начнет зажиматься в такси, как студент?" Эдуард сел рядом, пристегнулся ремнем безопасности и сказал: "Я вспомнил: у меня дома проблема с сантехникой, давай лучше к тебе поедем. Какой адрес?"
     Лена жила в коммунальной квартире: родители подарили комнату в честь окончания университета, что позволило ей переехать из далекого спального района (где принцы не водятся) почти в центр города. Комната всегда была в идеальном порядке и готова к визитам, но девушка не была наивной и ни на секунду не поверила в сантехническую отмазку. Ей стало ясно, что мужчина женат и серьезных отношений между ними не будет. Выйти из машины и сесть в другую? Выгнать Эдуарда? Или таки да? Лена не была проституткой, но подарки от случайных знакомых получала: с женатым мужчинами бесплатно не встречалась. Еще раз оценивающе посмотрев на костюм Эдуарда, его обувь, перстень, Лена назвала водителю свой адрес.
---
     Эдуарду не надо было говорить "Чувствуйте себя как дома". Зайдя в комнату он по-хозяйски взял один из многочисленных красивых журналов, аккуратно сложенных на журнальном столике специально для гостей и уселся в кресло. Лена расстелила постель и пошла в душ. Вернувшись, она застала мужчину в том же кресле. Эдуард встал, подошел к девушке, снял с нее халат. Внимательно осмотрел, одобрительно хмыкнул и начал раздеваться. Лена не решилась потребовать, что бы он пошел в душ: успокоила себя тем, что козлятиной не воняет и ладно. "Приятный легкий запах чистого мужского пота" - как пишут в глянцевых журналах.
     После недолгих предварительных ласк Эдуард спросил: "У тебя резинка есть?" Девушка безропотно достала из тумбочки презерватив. Через несколько минут там же взяла большую салфетку и протянула удовлетворенному мужчине. Эдуард одел халат хозяйки и пошел в ванную. Использованный презерватив он взял с собой: привычка, выдающая мужчину, боящегося подставы и семейного хомута. Там умывался молодой парень, почему-то не заперев дверь. Увидев крупного мужчину, едва прикрытого женским халатиком, парень выскочил в коридор.
     Эдуард вернулся в комнату и стал одеваться, не обращая внимания на хозяйку. Лена поняла, что мужчина сейчас молча уйдет. Хотя нет, он вежливый: должен попрощаться. Попросить его остаться до утра? Зачем? Устроить скандал? Потребовать денег? Позвать тайно влюбленного в нее соседа-полицейского, чтоб избил негодяя? Так у Оксаны будут проблемы...
     Одевшись, Эдуард подошел к девушке, поцеловал ее и сказал: "Спасибо, красавица, еще встретимся. Я знаю, как тебя найти." Гость уже был у дверей, когда Лена решилась намекнуть о деньгах: "Ты знаешь, хорошие презервативы нынче очень дорогие..." Эдуард достал из кармана пиджака три презерватива, молча положил их на тумбочку и вышел из комнаты.
     "Непринц..." и еще много плохих слов подумала Лена, но вслух ничего не сказала, потому что была очень вежливой и хорошо воспитанной девушкой. Потом, когда гость вышел из подъезда и скрылся за углом, она позвонила Оксане и сказала длинную эмоциональную речь. Такую, что невольно подслушивавший сосед густо покраснел, а семья подруги проснулась от сочувственных восклицаний.
---
     Эдуард вышел из подъезда и зашел за угол дома. Достал телефон, вызвал такси и серьезно задумался: "Может я таки нашел себе жену наконец-то? Сколько можно холостяковать... Красавица, в моем вкусе, образованная, вежливая, за столом себя идеально ведет: даже мама не придерется. В квартире абсолютный порядок, такая хозяйка мне нужна! Дом же большой...
Как хорошо, что бармен убедил меня приехать: я то думал, что Оксанка какую-нибудь пустышку приведет, как оно обычно бывает, решил не приходить, заранее им ужин оплатил в двойном размере, в порядке извинения... Даже доплачивать не пришлось.
     А как она молчит! Это же золото! За вечер не более десятка слов! Проверку стоянкой такси выдержала: знала бы она, сколько охотниц за богатеями на этом прокалывались... Вот только брат у нее шальной какой-то: чего он так от меня шарахнулся? Неужели она никогда мужиков не приводила? Ну да ладно: жить все равно у меня будем, надо только ремонт поскорее закончить. Понятно, что менять сантехнику в трех туалетах долго, но сколько же можно без воды сидеть?
     Как я боялся, что она денег попросит! Вот это был бы облом! Но молодец, экономная: за резинку сказала. Как женюсь, поставлю ее руководить экономическим отделом. Или пусть рекламой заведует: вроде как она журналистка..."
yostrov: (Autor)
    Толик родился в СССР в 1980 году. О том, что он гей, узнал в начале девяностых, посмотрев несколько фильмов из хлынувшей мутным потоком низкопробной продукции Голливуда. До 15 лет этот факт никак не влиял на жизнь Толика, потом семья переехала в Израиль. Анатолий не был активистом гей-движения, но и не скрывал своих предпочтений. Родители, простые советские инженеры, не поняли авангардизма и практически перестали общаться с сыном сразу после того, как он окончил школу.
    В 2010 году сбылась голубая мечта Толика: после службы в армии и окончания университета он переехал в Сан Франциско. Виртуальный роман с американцем китайского происхождения Чангом начался еще в студенческие годы и счастливо перешел в законный брак. Родители на свадьбу не приехали.
    Нашли суррогатную мать, процедуру оплодотворения проводили дважды (несколько пар раз): решили, что пусть Судьба выберет, кто станет биологическим отцом ребенка. Эмилия родилась безо всяких азиатских черт, тест ДНК подтвердил, что отец - Анатолий.
    Когда девочке исполнился годик, родители Толика не выдержали и приехали в Сан Франциско. Познакомились с Чангом (хотя из-за языкового барьера все равно не особо общались) и не отходили от Эмилии. Дедушка кормил ее с ложечки кашкой, бабушка пела песенки на русском языке и колыбельные на идише. Даже помогали выбирать новую суррогатную мать: для ребенка от Чанга. Однополые супруги так заранее запланировали, а третьего ребенка решили усыновить.
    Толик случайно подслушал телефонный разговор матери с подругой: "Ну как мы можем ее не любить: Эмилия - вылитый Толик в детстве! Ты же помнишь, он всегда на девочку был похож... Да и внучка все же, родная кровь!"
yostrov: (Autor)
     Пиратский фрегат "Счастливый Ветер" несся по Мексиканскому заливу, подставив паруса попутному бризу. Для этого корабля любой ветер был попутным: капитан Прямой Джон не любил ходить галсами. Ветра как будто сами выбирали, где добыча ждет охотника.

     Каравелла не пыталась убежать от быстроходного фрегата, а неуклюже атаковала первой. Повернулась боком, выкатила пушки, но залп ушел в воздух: "Счастливый Ветер" был трудной мишенью. Второго шанса не представилось: пираты сразу пошли на абордаж, не сделав ни одного залпа. Прямой Джон ожидал легкой победы, но схватка затянулась. Экипаж каравеллы состоял из таких же головорезов, что и пиратский фрегат. Особенно ловко крушил пиратов капитан: коренастый мужик с саблей и кинжалом прошел сквозь волну нападавших и перепрыгнул на палубу фрегата. Не останавливаясь он подбежал к капитанскому мостику и стал на него взбираться. Прямой Джон спокойно дождавшись, пока голова капитана каравеллы, заросшая кудрявой бородой, появится над перилами, отрубил ее одним ударом.
     Основным очагом сопротивления была главная мачта каравеллы. Под ней стоял большой ящик, заполненный заряженными пистолетами. Одинокий стрелок уже разрядил десяток из них: ни одна пуля не ушла зря. С двух сторон стрелка прикрывали огромные чернокожие громилы с кривыми саблями. Прямой Джон внимательно посмотрел через подзорную трубу, подозвал юнгу и дал ему четкие указания. Ловкий юноша по вантам быстро перебрался на главную мачту каравеллы и спрыгнул прямо на стрелка. Крепко обхватив его одной рукой, другой приставил к горлу кинжал. Раздался громкий визг, перекрывший шум боя: все замерли. Юнга понял, что в руках у него девчонка, но хватку не ослабил, хотя и убрал острие кинжала. Первыми оружие бросили чернокожие телохранители, их примеру последовали остатки экипажа каравеллы.

-----
     Пленных собрали на палубе фрегата. Особняком стояли пассажиры: девушка-стрелок, сопровождавшая ее матрона и связанные телохранители. С ними был невысокий полный человек, с губ которого не сходила улыбка.
     Один из пиратов грубо толкнул девушку, та взорвалась:
   - Не смей ко мне прикасаться! Я буду принадлежать только ему! - Она указала на капитанский мостик.
   - Капитан Джон пользуется успехом у женщин! - Пираты захохотали, капитан весело улыбнулся, но ненадолго.
   - Не нужен мне этот старый хрыч! Я говорю о том молодце, который меня скрутил и обезоружил. - Юнга как всегда стоял рядом с капитаном.

     Фрегат замер. Все взоры устремились на капитана. Девушка смотрела уверенно: она привыкла получать то, что хотела. Матрона в ужасе упала на колени. Телохранители были безразличны. Толстяк не переставал улыбаться. Большинство пиратов смотрели с любопытством, некоторые жалели юнгу: капитан его любил, но не до такой же степени! В широко раскрытых глазах шестнадцатилетнего юнги смешался десяток чувств и эмоций: любовь, желание, гордость, страх, радость, вина, надежда...

     Капитан спустился на палубу, юнга следовал за ним. Прямой Джон сразу подошел к толстяку, тот заговорил первым:
   - Разрешите представиться: Патрик Мирный. Путешествую с дочерью, по торговым делам. Маргарита, поклонись господину капитану! Очень рад нашей встрече!
   - Так уж и рад? - Иронично спросил Джон
   - Всенепременно! Давно мечтал познакомиться со столь уважаемым...
Патрик прервался на полуслове, замер на секунду и продолжил на межгалактическом языке:
   - Так ты тоже звездун?
   - Долго же до тебя доходит! Я твою дочку во время боя разглядел, с тобой тоже все сразу было ясно.
Джон снова перешел на английский:
   - Негоже, чтобы у капитана "Счастливого Ветра" девушку уводил какой-то юнга. - Повернувшись к юноше он продолжил:
   - Назначаю тебя капитаном захваченной каравеллы! Бери призовую команду и ступай туда наводить порядок. Капитанскую каюту вели хорошенько убрать: возьми для этого матрону. Да и девчонку прихвати, пока я не передумал...
   - Юнга - твой сын? - Спросил Патрик на звездном языке
   - Да.
   - Значит так тому и быть... Отправь с ними моих телохранителей.
   - Хорошо. Пошли ко мне в каюту, поговорим.
-------
     Каюта Джона была обставлена по-военному, но не без роскоши. Картины с межзвездными баталиями выдавали космического путешественника, но для непосвященного ядерный взрыв выглядел как абстракция, а галактический крейсер - как детские каракули. На правах хозяина Джон первым рассказал свою историю:

     - В детстве я увлекался компьютерными играми-стрелялками, потом служил в реальной армии, но мне там быстро наскучило: войн у нас нет, а дисциплину надо соблюдать... Подыскал себе этот многослойный мир и нырнул. Начал с верхних слоев, где они в космосе воюют. Друг с другом, конечно: их давно изолировали от реала. Война оказалась скучной - звездолеты медленные на самом деле, бои гораздо хуже компьютерных игр. Пошел по слоям вниз, докатился до сюда, пиратствую вот... Мой парусник быстрее гиперсветового крейсера: я сам решаю, какой ветер дует!

     Патрик слушал с большим любопытством, потом рассказал о себе:
   - Я всегда был мирным человеком и еще в детстве решил уйти в иной мир. Я не воин: мне нравится мирить людей. Дар у меня такой: могу в любой ситуации найти выход, устраивающий всех и убедить людей с этим согласиться. Ходил на специальные курсы, изучал политику, разные религии, выбрал местное христианство.
     Нырнул в 15 век, в Европу: там как раз строили единое справедливое государство. Сперва все шло хорошо, чуть было святым при жизни не провозгласили, но вдруг инквизиция ко мне прицепилась. Ты знаешь, там половина наших звездунов оказалась! Я так и не понял, чем им помешал: вроде одно дело делали... Были бы они людьми, я бы договорился, а так - что я мог сделать? Как они, сволочи, меня пытали: до сих пор страшно вспомнить! Боль то я сразу отключил, но они свое дело хорошо знали...
     Тогда я нырнул на пару веков вверх, набрал группу добровольцев и свалил из Европы в Америку. Основал поселение, учредил справедливые христианские законы. Соседи к нам подтянулись, с индейцами дружили. Женился, Маргаритка подрастала... И тут они меня решили сжечь! Представляешь: я всего-то не дал бешеному быку себя растоптать, взлетел на дерево... Слишком многие это видели и сразу разбежались, разнесли по всей округе. Я бы все равно смог им всем мозги промыть, но так обидно стало: я их 20 лет добру учил, из кожи вон лез... Жена моя, подлая, громче всех орала, вызывалась сама поджечь костер. Одна только Марго не предала: схватила пару пистолетиков, что я ей сделал, и заявила: "Кто папку тронет, тому не жить!" 13 лет девке было, сейчас 15. Так ее тоже со мной сжечь решили! Пришлось местными дикарями всю деревню вырезать... Только взрослых, детей я пожалел.
     Решил Маргаритку пристроить и нырнуть куда-нибудь в более мирное время. Спрашиваю ее: "Ты кем хочешь быть?" Пираткой, говорит! И никак не переубедить... Заказала сотню пистолетов, ну ты их видел, извини, если что не так... Добыл я эту каравеллу, команду вроде подобрал, да все без толку: не мой это бизнес! Хорошо хоть дочка поняла, что не быть ей самой капитаншей: нет эмансипации в этом слое.
     Разузнал я кто здесь лучший пират: оказалось, что ты. Пообещал дочке женить тебя на ней и помочь под каблук засунуть: приворотные заклинания у меня отлично получаются! Извини: кто ж знал, что ты из наших окажешься... Но так, с твоим сыном, тоже хорошо. Главное, что Маргаритка довольна.
     Теперь можно дальше нырять. Я думаю, в конец 20 - начало 21 века. Тогда вроде Европа снова объединилась и вообще глобализация. Папа Римский еще есть, а инквизицию придушили...

     Джон слушал рассказ удобно развалившись в кресле, потягивая вино из прекрасного кубка.
  - У тебя всего второй нырок? И наших почти не встречал? Тогда понятно, почему ты так нагло себя ведешь! Мы, бойцы, специально друг друга ищем: так драться интереснее, чем с людьми. Да, с детьми хорошо получилось: я уже подыскивал повод сделать сына капитаном, но все боялся, что он несамостоятельный. Теперь можно быть спокойным: с такой женой не пропадет! Хочешь использовать свое приворотное заклинания - делай обоим. Я дам невестке настоящего ангела-хранителя вместо твоего слабенького заклинания. И зомби-телохранители больше не понадобятся: я такую защиту поставлю, что только боевой звездун пробить сможет.
     За тот слой, куда ты собираешься, вот что скажу: подлое время. Бывал я там. Войн много, но честных боев нет. Воюют не солдаты друг с другом, а как пираты с безоружными жертвами. Если все же решишься, в религию не лезь. Иди в ООН: я там миротворцем служил, пока интриги не надоели. Но ты в этих делах профессионал, как я вижу. Только имей ввиду: наши там есть. Инквизиторы по сравнению с теми - невинные овечки.
     Я думаю нырнуть в Средние Века: стану рыцарем без страха и упрека, буду воевать только с драконами. Говорят, они тоже звездуны, только не наши, чужие.
yostrov: (Uncle Sam)
Завтра буду толкать речь в клубе болтунов. Тема: значение каждого слова, как важно правильно подбирать слова и так далее.
Today my speech is about words. How important to find the right words at the right time. I am not the William Shakespeare, but I have my own "for never story of more woe".
-----------------
 Romeo Montague and Juliet Capulet were a high school seniors and members of the debate team. Romeo a several times tried to tell Juliet. about his love, but was not able to find the right words.
 Once upon a time, debate team went for the dispute to another city with an overnight stay. On the bus Romeo and Juliet  talked for a few hours. Finally, Romeo said the speech that included a declaration of love and a marriage proposal.
  In the evening, dozens of teenagers got into the park next to hotel. Someone started a joint. I should say the right word: cigarette with marijuana.
---
  Romeo admitted that Juliet made a couple of puffs, but he did not touch a cigarette: His mother, a doctor, in great detail, with pictures and examples, a lot of times explained what happens to the human bodies because of drugs. New cigarette went to the second round. Juliet did not miss a turn, Romeo passed again, but it did not work this time: boys began to laugh loudly, called Romeo a chicken and a baby. Romeo tried to explained that even one time can lead to irreversible damage to the body, but he was not able to find the right words to deliver a message to the classmates. The roommate promised to live Romeo alone in the room: "You can invite your girlfriend!" Romeo looked at Juliet, she nodded almost invisible.
Romeo smoked a half of cigarette in a few seconds and run away. After hours of waiting, young man was convinced that a Juliet’s nod was only his imagination or Juliet changed her mind, but she came finally. Juliet asked, "Will you really marry me?" Romeo said, "Yes."
-----
Decision to lose virginity was very hard for Juliet. Her mother said many times, “There is nothing more important than the wedding, only after marriage you has the right to become a woman.” Provided examples of single mothers and fallen women. Dishonored daughter had no place in the family of the Capulets.
Juliet woke up alone. Whole day the debate team were busy. Juliet noticed that Romeo act weird, his performance was terrible, often he forgot words and phrases. In the bus Romeo sat as far as possible from Juliet. After arrival, Romeo whispered in Juliet’s ear, "If you get pregnant, have an abortion."
----
Romeo did not appear in the school, the calls were not answered. It was hard for Juliet to find a word to ask about Romeo, but anyway friends did not know anything. The teacher said, “Romeo will study at home for a while”
 Montague house seemed empty: Juliet asked neighbors, but they also did not see Romeo for a week. A few weeks later a pregnancy test was positive.
More than anything, Juliet wanted to talk to mother, even more than to Romeo, but her brain did not produce any phrase.
 Juliet was a well-read girl. In many novels, peace and love won after the crisis. How to make  mother felt sorry for the poor girl, made a terrible mistake? Juliet was sure that everything will be good. It is not known how, but good. She only need to find the right way to let mother know terrible news about the pregnancy without saying any word.
Juliet wrote last letter in her diary. No, she did not want to die. It was enough that her mother read the diary. Signora Capulet was a noble lady and did not read other people’s diary. Two days later Juliet  went on to the "Suicide Bridge". She was not going to jump, but in the novels girls stopped at the last moment ... Even if not by a handsome prince.
Nobody paid attention to Juliet even when she stood on the parapet, only cars sped by. Returning home Juliet collected all the drugs and drank them in a 5 minutes before the time when Signora Capulet coming home every day. Juliet dreamed about the scene when she silently in the hospital, and her mother, holding her hands saying, "How could you, I'll forgive you, we can handle it!". On this day, always punctual Signora Capulet came home an hour later. Juliet did not survived.
-----
 Romeo woke up in panic. Juliet sweet sleep, but the young man did not admire the beautiful girl, and ran to the bathroom: look at himself in the mirror. He had a terrible dreamed that he looks like a zombie... Romeo could feel how his hair fall out, the internal organs refused to work. Romeo washed, and rushed into the hall, to the peoples.
 All day Romeo listen to his body and notice more and more evidence that marijuana he smoked has caused a terrible reaction: his body and brain about to die. Romeo has already accepted the fact that his life is over, but cursed that not happen immediately: based on mother’s  stories, he knew what kind of children are born by addicts. Especially after he saw Juliet also smoked marijuana. Romeo hoped Juliet will have an abortion, as he requested.
On the bus station Romeo immediately told Signor Montague about smoked cigarette and asked to take him to the hospital instead of home. The father at first thought that his son was just kidding, then said: "We have a doctor in the house, let her to see you first," Signora Montague saw symptoms such as fever, heart palpitations, trembling and took son to the hospital. A few hours later with a diagnosis of "nervous breakdown and panic attack" they sent sleeping Romeo home, under the responsibility of the mother. Week constantly drugged Romeo did not get up from the bed, then the dose reduced.
A few days later the Signora Montague decided to leave the son alone. She promises that all will pass, and the body will fully recover. Romeo did not believe the mother: she did not found the right words. As soon as mother left, Romeo went into parents' bedroom, opened the safe, took out  the father’s gun and shot himself in the head.

---------------
yostrov: (Autor)
   В этой сказке Монтекки и Капулетти не враждовали друг с другом: здоровались на родительских собраниях в школе. Ромео полюбил Джульетту с первого взгляда. Он несколько раз пытался с ней заговорить, но не получалось: они никогда не оказывались наедине.
   Наконец-то случай выдался: группа школьников поехала на мероприятие в другой город, с ночевкой в гостиницe. В автобусе все расселись парами, Ромео и Джульетта сели рядом: несколько часов они держались за руки и разговаривали. В конце поездки Ромео таки произнес давно заготовленную речь, которая включала в себя признание в любви и предложение руки и сердца. Вечером десяток подростков забрались в лесок рядом с гостиницей и вели взрослые разговоры. Кто-то пустил по кругу сигарету с марихуаной.
---
---
    Ромео заметил, что Джульета сделал пару затяжек, но сам к сигарете не прикоснулся: мама-врач очень подробно, с картинками и наглядными пособиями, много раз объясняла, что происходит с органами человека от наркотиков. Новый косяк пошел по второму кругу. Джульетта свою очередь не пропустила, Ромео хотел было снова незаметно увильнуть, но не получилось: сосед начал громко обзывать трусом и младенцем. Попытка  Ромео объяснить, что даже одна сигарета может привести к необратимым последствиям в организме, была встречена смехом. Сосед по номеру пообещал отдать свой ключ: "Сможешь провести ночь наедине с любой девчонкой". Ромео посмотрел на Джульету: она еле заметно кивнула.    
  Пол сигареты Ромео выкурил за несколько секунд, взял ключ и ушел. После часа ожидания юноша уже был уверен, что кивок ему только померещился или Джульетта передумала, но девушка пришла. Джульетта спросила: "Ты в самом деле на мне женишься?" Ромео ответил: "Да".
-----
  Джульете очень тяжело далось решение лишиться невинности. Всю жизнь мать учила, что нет ничего важнее первой брачной ночи, что только после замужества девушка имеет право стать женщиной. Приводила множество примеров матерей одиночек и падших женщин. Прямых угроз вроде: "Принесешь в подоле - выгоню из дома" не было, но это подразумевалось само собой: обесчещенной дочке не было места в семье Капулетти.
  Когда Джульетта проснулась, Ромео рядом не оказалось. Весь следующий день у ребят не было ни одной свободной минуты. Джульетта заметила, что Ромео не в себе: часто отвечал невпопад, надолго задумывался, глядя в себя, лоб его покрывала испарена, руки дрожали. Джульетта тоже переживала события прошлой ночи, но в ней было больше радости, чем беспокойства. В автобусе на обратном пути Ромео сел подальше от Джульетты, а выходя оказался с ней рядом и шепнул на ухо: "Если ты забеременеешь, сделай аборт".
----
  Ромео в школе не появился, на звонки не отвечал, друзья ничего не знали. Через неделю Джульетта решилась задать вопрос секретарю школы. Она сказала, что Ромео пока будет учиться дома.
   Дом Монтекки казался пустым: Джульетта спросила у соседей, но они тоже не видели Ромео уже неделю. Через пару дней тест на беременность дал положительный результат.
  Больше всего на свете Джульетта хотела поговорить с мамой: даже больше, чем с Ромео. Джульетта понимала, что без помощи матери ей не справиться. Да, можно было бы посоветоваться с учителями, позвонить в какую-нибудь службу поддержки... Но это бы сожгло все мосты: после такого наладить отношения с матерью было бы невозможно. Джульетта была девушкой начитанной. Во многих романах мир и любовь побеждали после кризиса. Как бы сделать так, чтоб мама пожалела бедную девушку, совершившую страшную ошибку? Желательно, без дикого скандала, криков и оскорблений. Джульетта была уверена, что в конце концов все будет хорошо. Неизвестно как, но хорошо. Осталось найти правильный способ донести до матери жуткую новость о беременности.
 Джульетта написала предсмертное письмо в своем дневнике. Нет, умирать она не хотела. Достаточно было того, что мать прочитает дневник, испугается за жизнь дочери и все простит. Синьора Капулетти была дамой благородной и чужие дневники не читала. Через пару дней Джульетта пошла на известный в городе "Мост Самоубийц". Прыгать в пропасть она не собиралась, но в романах девушек в последний момент останавливали... Пусть даже не прекрасный принц.
  На Джульетту никто не обратил внимания даже тогда, когда она стояла на парапете: людей не было, машины проносились мимо. Вернувшись домой Джульетта собрала все лекарства и выпила их за 5 минут до того времени, когда синьора Капулетти каждый день приходила домой. Упаковки из-под лекарств она разбросала на самом видном месте, половину таблеток на всякий случай выкинула. Джульетта мечтала о сцене, когда она безмолвно лежит в больнице, а мать, заламывая руки, причитает над ней: "Как же ты могла, да я тебе все прощу, мы справимся!". В этот день всегда пунктуальная синьора Капулетти пришла домой на час позже. Спасти Джульетту не удалось.
-----
   Ромео проснулся от страха. Джульетта все еще сладко спала, но юноша не стал любоваться прекрасной девушкой, а побежал в ванную: посмотреть на себя в зеркало. Ему приснилось, что все тело покрыто язвами, он ослеп, зубы поломаны... Ромео физически ощущал, как выпадают его волосы. Он попытался сходить в туалет, но ничего не получилось: внутренние органы отказались работать. Собрав остатки воли в кулак, Ромео умылся и пошел в вестибюль: если он потеряет сознание, там ему быстрее помогут.
   Весь день Ромео прислушивался к своему организму и замечал все больше подтверждений того, что выкуренная сигарета с марихуаной вызвала страшную реакцию: его тело и мозг умирали. Перед самой посадкой в автобус он понял, что стал импотентом: прикосновение Джульетты не вызвало той реакции, что была от одной только мысли о любимой девушке. Не помогли даже воспоминания о первой ночи. Ромео уже смирился с тем, что его жизнь окончена, но проклинал Судьбу за то, что органы не начали отказывать сразу: по рассказам матери он знал, какими рождаются дети наркоманов. Тем более видел, как девушка тоже курила марихуану. Ромео очень надеялся, что Джульетта выполнит его просьбу и сделает аборт.
  Автобус встречал сеньор Монтекки. Ромео сразу же рассказал о выкуренной сигарете и попросил отвезти его в больницу. Отец сперва подумал, что сын шутит, потом сказал: "У нас свой врач в доме есть, пусть она сперва тебя посмотрит" Сеньора Монтекки увидела такие симптомы, как повышенная температура, учащенное сердцебиение, дрожь и повезла сына в больницу. Через несколько часов с диагнозом: "Нервный срыв" и успокоительным Ромео попытались отправить домой, но с ним случилась паническая атака: он категорически отказался уходить из больницы. Увезти его смогли только спящим под ответственность матери. Неделю постоянно накачанный лекарствами Ромео не вставал с постели, потом дозу снизили.
  Через несколько дней сеньора Монтекки решилась оставить сына одного: до этого она не отходила от кровати, пыталась его успокоить. Обещала, что все пройдет и организм полностью восстановится. Ромео не поверил матери. Как только появилась возможность, он прошел в спальню родителей, открыл сейф отца, достал пистолет и выстрелил себе в голову.  
yostrov: (Uncle Sam)
1956 - молодая армянская семья из города Гюмри поехала поднимать Целину. Уже больше 10 лет прошло после Победы, но голод никак не отступает: в богатом хлебом Казахстане должно быть сытнее.
1959 - Арсен родился в бараке, но его отец вскоре достроил свой дом: маленький, холодный, но свой. Руки у мужчины были золотыми.
1985 - Арсен после школы отслужил в армии (танкистом) и закончил машиностроительный техникум. Семья часто ездила в Гюмри к родственникам на праздники - в Казахстане они так и не стали своими. Да и хорошего армянского коньяка там не было: Арсен с непривычки сильно напился.
     Нарина была очень красивой девушкой. Арсен страшно удивился, проснувшись рядом с ней, испугался шума, который подняли застукавшие их родственники и обрадовался тому, что его заставили жениться.
1986 - Шагане родилась раньше срока, но здоровой. Родственники Нарины помогли молодым переехать в свой дом, но в Армению возвращаться не советовали из-за скандала, вызванного их скоропалительной свадьбой.
1988 - После землетрясения многие жители Гюмри переехали за границу: визы стали давать легче.
1990 - Арсен не понял каким образом, вроде как родственники Нарины прислали вызов, но семья переехала в США: в Даллас. Арсен очень хотел взять с собой родителей, но не получилось. Пришлось пообещать постоянно помогать им и вызвать при первой же возможности.
1992 - Арсен взяли работать техником в гостинице: владелец (или управляющий) - двоюродный дядя Нарины, которая устроилась горничной. Поселились там же. Арсен пошел учиться в местный колледж на инженера: изучал AutoCAD.
     Арсена вскоре уволили: он имел право пользоваться только служебным лифтом, но поехал на обычном. Запачкал маслом одну из богатых постоялиц, нагрубил ей, поругался с портье на виду у гостей... Арсен нашел работу в авто-мастерской: ремонтировать пластиковые бамперы. Кроме хозяина-армянина, все сотрудники - мексиканцы и черные. Арсен хоть и не был белоручкой, но от постоянной работы с химией лицо пошло пятнами. Нарина подучила английский и работает менеджером. Шагане учится в хорошей частной школе за счет родственника - хозяина гостиницы. Тот же родственник помог Арсену открыть собственный бизнес - купил мастерскую. Очень далеко от города, но дареному коню в зубы не смотрят. Жена с дочкой остались жить в гостинице, Арсен переехал в мастерскую.
2010 - Шагане закончила престижный университет (платил все тот же родственник) и уехала работать в Вашингтон. Нарина - управляющая (или владелец) гостиницы. У Арсена все по-старому: еле сводит концы с концами в свой мастерской. Очень уж расположение неудачным оказалось. Основной источник дохода - восстановление машин, купленных на аукционе. Из-за незнания языка приходится работать через посредника. Попытки выучиться на инженера ничего не дали: помешало пристрастие к дешевому американскому бренди. По той же причине Нарина не пустила его в свой дом. Родителей Арсен вытащить в США так и не смог, даже помогать не всегда получалось: Нарина посылала им деньги гораздо чаще.
2014 - Какой-то гад на паркинге стукнул васину машину: не на столько сильно, чтоб звонить в страховую компанию, но и ездить так Вася не хотел. Сотрудник рассказал ему о маленькой автомастерской с русскоговорящим хозяином: судя по внешнему виду, должно быть недорого. Правда сам он никогда там не ремонтировал машину, просто жил по-соседству. Гугл мастерскую не нашел, Васе пришлось ехать без звонка.
Арсен очень обрадовался визитеру: не часто к нему заходили клиенты, тем более те, с кем он мог бы поговорить. На самом деле разговора не было, был монолог Арсена: "Ты подожди пол часика, сейчас машина в боксе подсохнет, я ее выгоню и сделаю твою в лучшем виде." Сперва Арсен пересказал все вышеописанное: историю своей жизни. Потом переключился на текущий момент: узнав, что Вася не смотрит российское телевидение, Арсен провел настоящую полит.информацию: рассказал о том, какие все американцы сволочи - грабят весь мир, богачи, а его уволили за запачканную сумочку, не дали выучить AutoCAD. Обама хочет захватить весь мир, угрожает России. Потом успокоил: пока у власти президент Путин, все будет хорошо.
Пол часа пролетели быстро. Арсен пошел выгонять подсохший автомобиль, а Вася быстро сел в свой и уехал: не решился доверять машину дураку, от которого пахло дешевым бренди.
yostrov: (Uncle Sam)
     Алексей родился в маленькой деревушке. Все детство он мечтал стать летчиком: рядом был военный аэродром и мальчишки целыми днями наблюдали за самолетами, знали о них больше, чем американские шпионы. В военное училище поступить не удалось по состоянию здоровья и он решил переквалифицироваться в конструктора: поступил в Авиационный институт. Не знаю, как и на кого он учился, но играл в инструментальном оркестре. Это помогло Алексею войти в новую жизнь, когда инженеры оказались никому не нужны.
Read more... )
yostrov: (Uncle Sam)
Получил информацию от героини рассказа "Петя-Тракторист". Вернее, от прототипа "Марго". Неделю назад я послал ей текст, так как не смог найти "Петю", но ответ получил уже после того, как опубликовал рассказ. Произведение ей не понравилось: слишком слащавое. Велела добавить ложку дегтя правды. Краткий пересказ нашей беседы на Одноклассниках.
Read more... )

Profile

yostrov: (Default)
Американский Наблюдатель

August 2017

S M T W T F S
   1 2 3 45
6 78 910 1112
13 14 15 16 171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom
Page generated 17/8/17 21:32

Expand Cut Tags

No cut tags